Изба-читальня - Алимов С.И. Несчастные случаи в горном туризме




Алимов Сейяр Ибрагимович

Несчастные случаи в горном туризме.
1989-1990 годы.

Аннотация.

В брошюре на основании документальных данных рассмотрены несчастные случаи, происшедшие в горном туризме в сезонах 1989 и 1990 годов. Выполнены обобщения и анализ статистических данных по различным видам аварий, которые сопоставлены с аналогичными результатами за предыдущие годы. Выявлены и систематизированы ошибки спортсменов, послужившие причинами аварий. Приведены описания значительного числа несчастных случаев и сформулированы краткие выводы по итогам каждого из рассматриваемых сезонов.

Материалы брошюры могут быть использованы в школах и на семинарах по обучению горных туристов, а также будут полезны для всех путешествующих в горах.

Автор - Алимов Сейяр Ибрагимович

Мастер спорта

103220, Москва, ул.Башиловская, д.11, кв.1

Содержание.

1.

Введение

2.

Анализ НС за сезон 1989 года

3.

Описание НС сезона 1989 года

4.

Выводы по сезону 1989 года

5.

Анализ НС за сезон 1990 года

6.

Выводы по сезону 1990 года

7.

Несчастные случаи в пешеходных походах в горах.

  1. Введение.

Приведенный ниже анализ несчастных случаев (НС) в горном туризме за 1989 и 1990 гг выполнен с целью выявить причины имевших место НС, извлечь из них уроки и принять конкретные меры, направленные на повышение безопасности туристских походов в горах.

Анализы НС в горном туризме с аналогичными целями проводятся систематически. Однако предлагаемый анализ несколько отличается от предыдущих своей большей полнотой и информативностью. Это достигнуто тем, что впервые определены относительные потери, т.е. указано число пострадавших к количеству участвовавших в походах. Такая информация позволила более точно выявить динамику изменения потерь по годам и четко установить имеющиеся тенденции. Для сравнения в настоящем анализе приведены данные по относительным потерям за несколько предыдущих лет, начиная с 1985 г. Другим нововведением является то, что анализ по каждому из рассматриваемых лет завершается перечнем допущенных туристами ошибок, приведших к авариям и НС. При этом автором была принята концепция, что в горном туризме, как и в альпинизме, любой НС в подавляющем числе случаев является следствием допущенных спортсменами ошибок. Считается, что допускаемые ошибки, если они не исправляются, накапливаясь, создают аварийную ситуацию, когда очередная ошибка (решающая) приводит к аварии с возможными несчастьями. В связи с этим общее количество выявленных ошибок значительно превышает число аварий; в то же время количество решающих ошибок и число аварий совпадают.

Каждый НС в анализах представлен как сочетание вида аварии (срыв на склоне, камнепад, лавины и т.д.) и набора ошибок определенного типа.

Анализы НС в горном туризме за 1989 и 1990 года, как и ранее, выполнены на базе официальных документов, поступивших в Центральный Совет по туризму и экскурсиям, каковыми явились:

  • Акты о НС, составленные работниками КСС на месте происшествия с подборкой объяснительных записок участников потерпевшей аварию группы по факту НС.
  • Справки о результатах разбора НС комиссиями советов по туризму и МКК, рассматривавших материалы потерпевших аварию групп.

При этом под несчастным случаем понимается случай гибели, травмирования, либо заболевания члена туристской группы.

Анализ НС выполнен отдельно по годам. Материалы по каждому году состоят из таблиц, содержащих статистические данные и текстовой части. Изложение иллюстрируется описанием отдельных случаев, поскольку описание всех имевших место НС не представляется возможным. В анализах учтены данные по НС, происшедшим в категорированных и в некатегорированных горных походах, утверждавшихся в горных МКК. Приведены также некоторые сведения о НС в неоформленных, так называемых "диких" группах, путешествовавших в горах и попавших после аварии в горах в сферу действия туристских КСС. В то же время по этим походам отсутствуют какие-либо сведения об общем количестве таких походов и числе участвовавших в них людей. Кроме того, сведения об обстоятельствах происшедших в таких походах аварий либо отсутствуют полностью, либо носят фрагментарный характер, что исключает возможность качественного анализа их причин. И все же, несмотря на скудность, эти данные пополняют статистику НС о характере и причинах аварий в горном туризме и позволяют прийти к более обоснованным выводам.

К сожалению, в анализе не нашли отражение сведения о НС в походах, совершенных в горах с прохождением классифицированных перевалов в других видах туризма, например, в пешеходном.

Для более точного понимания динамики НС в горном туризме в таблице 1 приведены статистические данные за период с 1985 по 1990 года включительно. Там же для сравнения приведены суммарные сведения по НС во всех видах туризма.

Приведенные в таблицах составные цифры последовательно означают: количество НС, количество погибших и количество травмированных. При этом в число травмированных помимо случаев чисто физических повреждений (раны, переломы, ушибы и др.) вошли случаи заболеваний и обморожений.

  1. Анализ НС за сезон 1989 года.

Обобщенные и обработанные данные о НС за рассматриваемый год представлены в таблицах №№ 2 - 7. Эти данные распределены по районам путешествий и по категориям сложности походов. Для полноты приведены сведения о НС, происшедших в неоформленных группах и в некатегорированных походах. Рассмотрим эти данные подробнее.

2.1. Из таблицы № 2 видно, что в походах по Кавказу пострадало наибольшее число туристов - 45,3%. На долю Памира, стабильно пребывающему по этому показателю в "лидерах", приходится 29,7% от общего числа пострадавших. В то же время он главенствует по числу погибших (16 человек). На долю категорированных походов падает 76,6% от общего числа пострадавших, в том числе 30 погибших. Наибольшие потери принесли походы 5 к.сл. - 43,9%, в том числе 19 погибших. На втором месте походы 3 к.сл., давшие 15,6% потерь и 4-х погибших. Суммарно на походы 1 - 3 к.сл. пришлось 29,6% при 10 погибших, а на походы 4 - 6 к.сл. - 47% при 20 погибших. Обращает на себя внимание значительное число пострадавших в неоформленных походах - 21,9% и 13 погибших.

Сравнение данных по НС в горном туризме с аналогичными суммарными данными по другим видам туризма показывает, что горный туризм по потерям занимает лидирующее место. Так, в 1987 году количество пострадавших в горном туризме составило 71,0% от их общего числа в туризме, в 1988 году - 31,8%, а в 1989 - 69,8%. В категорированных походах 1989 года доля горного туризма достигла 75,5%. НС в неоформленных походах и до этого(см.табл.N 1) вносили значительный вклад в потери. Так, в 1985 году они составили 30,8%, в 1986 г. - 20,4%, а в 1987 г. - 22% от общих потерь в горном туризме. Можно говорить, что в 1989 году потери в неоформленных походах оказались в ежегодных пределах, превышающих 20% от общих потерь. Исключением из этого правила оказался лишь "счастливый" 1988 год, когда имело место значительное снижение потерь в горах, в которых доля неоформленных походов была все же заметной - 8,3%.

2.2. В таблице № 3 приведены данные по НС, происшедшим в так называемом "межсезонье", охватывающем период с 01.01.89 г. по 31.05.89 г. Они произошли в основном в традиционных районах путешествий в этот период: на Кавказе, в Фанских горах и на Западном Тянь-Шане. В межсезонье имело место пять НС, в которых пострадало 8 человек (7 погибло) - 12,5% от общего числа пострадавших за год. Наибольшие потери - 5 погибших - принесли неоформленные и некатегорированные походы. В категорированных походах пострадало 3 человека. По сравнению с предыдущим сезоном 1988 года, где потери в межсезонье составили 8,4% от общегодовых потерь, в 1989 году имело место увеличение потерь, но они остаются меньше потерь 1986 г. и 1987 г., составлявших 28,8% и 22,5% соответственно. Обращает внимание, что все категорированные походы межсезонья относятся к походам малой сложности (1 и 2 к.сл.) и что весьма велик удельный вес потерь, вносимых всевозможными туриадами. Например, в походе 1 к.сл. латвийских туристов в Фанских горах в рамках туриады погибло 2 человека, а в некатегорированном походе московских туристов на Кавказе в рамках Эльбрусиады погиб еще 1 человек.

2.3. В таблице № 3 приведены статистические данные по количеству групп и участников, а также потерь по 1985 - 1989 годам для походов различной категории сложности. Из этих данных видно, что в горном туризме в этот период наблюдалась тенденция роста числа групп и участников. Лишь в 1989 году отмечено небольшое снижение числа групп и участников, что можно объяснить усложнением межнациональных отношений в популярных районах Кавказа и Памиро-Алая.

Данные по относительным потерям по всем годам подтверждают известное положение, что с увеличением сложности походов растет и относительное число (процент) пострадавших. В подавляющем числе случаев количество пострадавших относительно общего числа участников значительно меньше одного процента. Лишь в 1987 году в походах 6 к.сл. потери составили 1,57%, а в 1989 году в походах 5 к.сл. - 1,16%.

Для категорированных походов отмечен дальнейший рост относительного числа потерь, которые в среднем за 1989 год достигли значения 0,116%, т.е. в среднем пострадал 1 человек из 860 участников. По этому показателю потери 1989 года сравнялись с 1986 г. Наиболее высоким уровень относительных потерь оказался в походах 5 к.сл. - 1,16%, т.е. пострадал 1 человек из 86 участников. Этот результат явился наибольшим за все предшествующие годы. Относительные потери в походах 3 к.сл. составили 0,158%, т.е пострадал один из 634 участников. Третье место по относительным потерям заняли походы 4 к.сл. - 0,063%, т.е. пострадал 1 человек из 1500. По данным таблицы № 4 нетрудно определить, что групповые относительные потери для походов 1 - 3 к.сл. в течение всех лет остаются меньшими, чем аналогичные потери для походов 4 - 6 к.сл. Например, в 1988 году для походов 1 - 3 к.сл. они характеризуются цифрами 0,03% и соотношением 1:3325 чел., а для походов 4 - 6 к.сл. - соответственно 0,4% и 1:253 человек. В 1989 году тем же группам походов соответствуют цифры 0,052% и 1:1914 человек, 0,5% и 1:200 человек.

2.4. Изучение обстоятельств возникновения НС позволило установить, что они были порождены типичными для горного туризма видами аварий. При этом виды аварий, имевшие место в 1989 году, весьма незначительно отличаются от видов аварий предыдущих лет. Например, в рассматриваемом году присутствует фигурирующий в анализах последних 3 - 4 лет так называемый "пешеходный" вид аварий, под которым понимаются случаи возникновения НС на торной тропе, на сравнительно ровной местности от подскальзывания, спотыкания, наступания на "живой" камень, от невнимательности и прочих подобных причин. В то же время в 1989 году отмечен редкий в горном туризме вид аварии - сель - случай гибели неоформленной группы (6 человек) из Эстонии от селевого потока во время ночлега в горной долине Кавказа.

В таблице № 5 приведены данные о распределении НС по вызвавшим их видам аварий. Сведения о количестве происшедших аварий, количестве погибших и травмированных разнесены по категориям сложности походов. В таблицу включены также данные по неоформленным и некатегорированным походам, опирающиеся только на сведения из актов расследования НС органами КСС, так как для таких походов отсутствуют документы о разборе причин НС в местных Советах по туризму и МКК.

Данные по типами аварий "срыв на склоне" и "лавина" в таблице представлены в дифференцированном и итоговом видах, что сделано с целью более полного понимания обстоятельств аварий в деталях. Отметим, что подобная детализация практикуется также при анализах НС в альпинизме.

В строке "лавина снежная" учтен случай с пропавшей без вести ленинградской группой из 6-ти человек (рук.Клочков П.В.), совершавшей поход 5 к.сл. на Памире. Тип аварии для НС с этой группой установлен предположительно, поскольку к моменту аварии группа находилась в зоне ледников и крутых снежно-ледовых склонов, в которую она вошла после длительной непогоды.

Рассмотрение данных таблицы № 5 показывает, что первое место среди случившихся аварий занимают срывы на склонах, имевшие место 15 раз, от которых пострадало 20 человек (9 погибших) - 31,3% от общего числа пострадавших. На втором месте идут лавинные аварии, случившиеся 6 раз, от которых пострадало 17 человек - 26,6%. А по числу погибших (16 человек) лавины вышли на первое место. Камнепады по числу пострадавших - 10 человек (5 погибших), 15,6%, оказались на третьем месте. Эти три вида аварий на протяжении многих лет неизменно занимают ведущие места среди всех видов аварий в горном туризме. Из других видов аварий отметим также "утопание", регулярно присутствующее в анализах НС и ежегодно уносящее 2 - 3 жизни. В 1989 году в горных походах утонуло 4 человека, что составило 6,3% от общего числа пострадавших.

2.5. Конкретными причинами аварий, повлекшими за собой НС, явились допущенные горными туристами ошибки во время походов. Выявленные при анализах имевшие место ошибки представлены в таблице № 6, где они распределены по категориям сложности походов. При этом учтено известное обстоятельство, что в каждой аварии, помимо вызвавшей ее решающей (основной) ошибки, присутствуют также сопутствующие ошибки других типов. В таблице выделено 7 типов ошибок, часть которых представлена дифференцировано. В колонках таблицы приведены цифры, указывающие зафиксированное число ошибок. Из этого числа рядом в скобках указано число решающих ошибок. Всего в анализах НС выявлено 132 ошибки, из них 29 (22%) оказались решающими, непосредственно приведшими к несчастьям. Рассмотрим подробнее выделенные в таблице № 6 группы ошибок.

2.5.1. Тип "плохая подготовленность" объединяет в себе самую большую группу ошибок и отражает факты проявления разных сторон исходной неподготовленности туристов к походам. Этот тип ошибок оказался самым многочисленным (46 случаев проявления) и составил 35,7% от всех зафиксированных в анализе ошибок. Здесь прежде всего сгруппированы ошибки, которые в анализах НС отмечены как косвенные, способствовавшие назреванию и развитию аварий. Однако в двух случаях (поход 3 к.сл., Тянь-Шань, рук.Долонько А.В., г.Брянск) - это заболевание, резкое обострения язвы кишечника у участника на 6-й день похода в условиях дневки. Во втором случае (поход 1 к.сл., Гиссарский хребет, пер.Акташ 1А, межсезонье, туриада латышских горных туристов, рук.Янис У.Я., г.Рига) обнаруживается весь набор неподготовленности, который проявился при встрече с первым же препятствием и привел (срыв на склоне, замерзание) к гибели двух человек. Следует отметить, что помимо этих двух случаев исходная неподготовленность почти по всем показателям отчетливо проявилась в походе 2 к.сл. на Тянь-Шане (пер.Рижан, 1Б, рук. Белов Ю.В., г.Томск), закончившемся гибелью руководителя после его падения в трещину.

Из общего числа ошибок по типу "плохая подготовленность", как видно из таблицы N 6, на походы 1 - 3 к.сл. приходится 39 ошибок - 85%, на походы 4 - 5 к.сл. - 7 ошибок - 15%. Среди частных типов главенствуют техническая и тактическая неподготовленность (суммарно 15 ошибок - 32,5%), отмеченные только в походах 1 - 3 к.сл. Необычно велико число случаев плохого знания района и местонахождения препятствия (перевала), имевших место даже в походах 5 к.сл. (по 2 случая). Весьма тревожным являются факты неумения вести спасработы (4 случая), из которых половина приходится на походы 3 к.сл.

2.5.2. Тип "технические ошибки" объединяет в себе пять подтипов частных ошибок, характеризующих конкретные формы проявления этого типа ошибок.

Как и в предыдущие годы, подобные ошибки относительно общего их числа заняли одно из ведущих мест (23 случая - 17,8%), а по числу решающих ошибок вышли на первое место (14 случаев - 48,2%). Наибольший вес создали ошибки, связанные со страховкой (отсутствие страховки или самостраховки, некачественная страховка), на которые приходится 18 случаев, из которых 13 решающих. Обращает внимание, что этот тип ошибок более всего проявился в походах 3 и 5 к.сл.

2.6. Тип "тактические ошибки" включает в себя семь подтипов, выявленных в анализах НС 1989 года. Этот список тактических ошибок с некоторыми дополнениями и сокращениями фигурирует также в анализах НС предыдущих лет. В список по рассматриваемому году вошли отдельными строками "опережение либо отставание от графика" и "неумение прогнозировать опасность". В авариях 1989 года отклонение от графика в одном случае привело к отсутствию акклиматизации и способствовало заболеванию, закончившемуся смертью человека (Ю.-З. Памир, поход 3 к.сл., пер.Зардив 2А, 4700 м, рук.Кутузов В.Г., г.Чебоксары), а в другом - отставание на два дня вынудило группу спешить и она, несмотря на непогоду в предыдущие дни, пошла на определяющий перевал, что завершилось гибелью участника от лавины (С.-З. Памир, поход 5 к.сл., пер.Мумбни 3А, рук.Жуков В.А., г.Новосибирск).

В строке, касающейся умения прогнозировать, выделяемой впервые, отмечено лишь пять фактов, где этот показатель выглядит достаточно выпукло. В действительности проявление фактора прогнозирования много шире. Это качество находит отражение почти во всех тактических, некоторых технических и других ошибках, приведших к авариям. Однако отсут-ствие опыта и критерия по выделению этого показателя при анализах НС не позволяет отражать его более полно, как он того заслуживает по своей значимости.

В анализах НС тактические ошибки выявлены 29 раз - 20,1%, из которых 11 ошибок (37,9%) оказались решающими. По количеству этот тип ошибок занимает второе место, т.е. сохраняет, как и в предыдущие годы одно из лидирующих мест. Самое большое число тактических ошибок пришлось на походы 5 к.сл., затем следуют походы 2 и 3 к.сл. Традиционно высок вклад ошибок типа "поздний выход" (7 ошибок, из них 3 решающие) и "выход на маршрут после длительной непогоды" (6 ошибок, из них 3 решающие). Необычайно высока доля ошибки "неверный выбор пути движения" (6 ошибок, из них 1 решающая), что явно свидетельствует о снижении уровня подготовленности групп.

2.7. "Слабое руководство" - традиционный тип ошибок, повторяющийся из год в год. В анализах 1989 года он отмечен в 12 случаях - 9,4% всех ошибок.

Как уже неоднократно обсуждалось в публикациях и отмечалось в анализах НС по прошлым годам, значение и роль руководителя в туристских походах весьма велики. Ввиду этого справедливо считать, что вклад слабости руководства в возникших авариях много значительнее. Не вызывает сомнения, например, что многие тактические, технические и организационные ошибки обусловлены слабым руководством. Однако в анализах НС, выполняемых местными Советами по туризму и МКК, этот показатель остается в тени и не раскрывается с достаточной полнотой.

2.8. Недисциплинированность и одиночное хождение зафиксированы трижды, причем два раза они завершались трагически. В одном случае это самовольный, без предупреждения кого-либо отход от группы и купание в горном озере, кончившееся утопанием (Фанские горы, поход 1 к.сл., рук.Эймулис А.И., г.Клайпеда), в другом аналогичный отход от лагеря и срыв со скал в каньон, также кончившийся гибелью (Фанские горы, поход 4 к.сл., рук.Бекетов Е., г.Харьков). Необходимо добавить, что в последнем случае группа была смешанной, состоявшей из граждан СССР и ЧССР. Пострадавший - гражданин ЧССР.

Недисциплинированность, как причина НС, в последние годы в горном туризме появляется почти регулярно.

2.9. Пренебрежение опасностями гор, как тип ошибок, стало отмечаться в анализах НС лишь в последние 2 - 3 года. В рассматриваемом 1989 году они достаточно выпукло проявились лишь в шести случаях в качестве косвенных причин аварий. По существу пренебрежительное отношение к опасностям гор и непринятие соответствующих мер безопасности косвенно участвует во всех авариях, возникших из-за тактических и даже технических ошибок. Именно пренебрежение опасностями порождает недисциплинированность и одиночное хождение, а иногда толкает на нарушение "Правил". В основе такого отношения к горным опасностям лежит плохое знание особенностей горной природы, т.е. недостаточная обученность туристов.

2.10. Нарушение "Правил" при анализе НС 1989 года обнаружены в 13-ти случаях, которые распределены по отдельным показателям нарушения. При этом сами нарушения разнесены на утверждавшую поход МКК и саму спортивную группу.

Нарушения со стороны МКК допущены 9 раз и приходятся на четыре похода 1 - 3 к.сл.:

  1. Поход 1 к.сл. в составе туриады, межсезонье, Гиссарский хребет, пер.Акташ 1А, рук.Янис У.Я., г.Рига, утверждала Латвийская республиканская МКК, погибло 2 человека. Для этой группы МКК допустила нарушения по четырем показателям;
  2. Поход 2 к.сл., Тянь-Шань, пер.Рижан 1Б, рук.Белов Ю.В., г.Томск, турклуб ТИАСУР, утверждавшая МКК не выявлена, погиб 1 человек. Для этого похода МКК допустила нарушения по трем показателям;
  3. Поход 2 к.сл., С.-З.Памир, р.Киргиз-Об, рук.Киличенко Ю.В., г.Одесса, утверждала Одесская обл.МКК, погибло 2 человека. К утверждению этого маршрута МКК отнеслась безответственно, исходила из того, что через реку есть мост, который никогда не существовал, не указала группе на опасность этой реки, что было необходимо сделать для похода 2 к.сл. в данном районе;
  4. Поход 3 к.сл., Ю.-З.Памир, пер.Зардив 2А, 4700 м, рук.Кутузов В.Г., г.Чебоксары, утверждала обл.МКК, погиб 1 человек. МКК допустила применение в походе первым перевала определяющей категории трудности, не указала на необходимость соблюдения сроков акклиматизации, тем более, что данному району присуща повышенная солнечная радиация. Заметим, что группа сама двигалась форсированно, опережая график на 1 день.

Отмеченные в таблице № 6 показатели нарушения МКК встречаются в анализах прошлых лет периодически. Однако количество имевших место в 1989 году ошибок превышает таковое в предыдущие годы. При этом четко стали проявляться случаи безответственного формального отношения МКК к делу утверждения маршрутов, что фактически перечеркивает профилактические функции МКК. Из рассмотренных фактов особо следует отметить комплексный характер ошибок, допущенных Латвийской республиканской МКК и Томской МКК профсоюзов.

Нарушения "Правил" со стороны спортивных групп отмечены в 4-х случаях, имевших место в 4-х группах:

  1. Поход 3 к.сл., Фанские горы, пер.Седло Бодхоны 2Б, рук.Богачев В.Е., г.Куйбышев, утверждала Куйбышевская МКК ДФСО профсоюзов, 1 человек получил травму. Пострадавшим оказался человек, включенный в группу без ведома МКК;
  2. Поход 3 к.сл., Тянь-Шань, склоны хр.Терскей Алатау, рук.Долгов М.В., г.Минск, утверждала Минская обл. МКК, 2 человека получили травмы. Группа вышла в поход в составе пяти человек, утверждалось семь человек;
  3. Поход 3 к.сл., С.-З.Памир, пер.Курай-Шапак 2А, рук.Трусова О.Ю., г.Ижевск, утверждала Удмуртская обл. МКК, погиб 1 человек. Во время похода группа разделилась и затем в составе 5 человек продолжила поход 3 к.сл., осуществила прохождение перевала 2А. Нарушение произведено руководителем и участниками сознательно;
  4. Поход 5 к.сл., Ц.Кавказ, пер.Шау 2Б, рук.Микшта Ю.Ю., г.Курск, утверждала Воронежская зональная МКК, получили травмы 4 человека. Группа сознательно, нарушая "Правила", вышла в поход в составе 5 человек, утверждалось 7 человек.

Показатели нарушений "Правил", допущенных спортивными группами в походах 1989 года не отличаются от таковых за прошлые годы. В то же время имеет место увеличение числа таких нарушений.

3. Описание НС сезона 1989 года.

Ниже приводятся описания лишь части несчастных случаев, происшедших в горных походах 1989 года. Не описаны аварии в некоторых категорированных походах, сведения о которых весьма скудны, а также в походах неоформленных групп, по которым имеются лишь краткие телеграфные сообщения. Не приведены описания некоторых аварий, сведения по которым в краткой форме нашли место в изложенном выше тексте. Тем не менее приведенные примеры несчастных случаев позволяют более полно представить ситуацию происшедшех аварий и понять причины их возникновения. Описания приведены в хронологическом порядке.

3.1. Несчастный случай произошел 20.04.89 г. в 14.30 в горном походе 2 к.сл. на Ю.З.Тянь-Шане, Ташкентская обл., перевал Замбат 1А, 2800 м, группа 12 человек из г. Омска, областная МКК, руководитель Поляков Ю.Ф., пострадавшая Мухина Л.Н. получила черепно-мозговую травму в лобной части.

Авария произошла во время спуска с перевала Замбат 1А, 2800 м в сторону р.Аксарсай. Характер склона - снежный кулуар крутизной около 30 градусов в скальных бортах. Погода ясная. Группа располагалась на скалах у входа в кулуар в ожидании навески перил руководителем. Мухина Л.Н., поправляя рюкзак, потеряла равновесие, упала и беспорядочно покатилась вниз по склону на 200-250 м, не делая попыток к самозадержанию. В результате падения она получила серьезную травму.

В материалах НС основной причиной аварии установлено отсутствие самостраховки на потенциально опасном месте, а также неумение выполнить самозадержание на сравнительно простом склоне, отсутствие у группы соответствующего снаряжения, слабое знание района и неумение транспортировать пострадавшего.

3.2. НС произошел 30.04.89 г. в 19.00 в горном походе 1 к.сл. в Фанских горах, Гиссарский хребет, перевал Акташ 1А, группа 12 человек из г.Риги, Латвийская республиканская МКК, пострадавшие Зондерс Я.К. и Лайвенцене А.П. погибли.

Авария произошла при подъеме на перевал Акташ 1А со стороны озера Кули Джувазак. На перевал практически одновременно без разрыва поднималось несколько групп, входивших в состав туриады Латвийских туристов. При подъеме непогода: сильный ветер, шел дождь со снегом. Подъем группа осуществляла вразброд, все участники вымокли, измотались и замерзли. На одном участке склона Лайвенцене А.П. сорвалась и, не умея самозадержаться, покатилась вниз, ударяясь о камни. Подошедшие другие туристы подняли ее на перевал в шоковом состоянии. После этого группа двинулась назад. При этом руководитель потерял управление и группа разбилась на части. Некоторые участники, чтобы согреться употребляли спирт. При спуске Лайвенцене А.П. скончалась, а принимавший спирт Зондерc Я.К., уставший и ослабевший, был оставлен внизу под перевалом, где он скончался от переохлаждения.

В материалах НС главной причиной аварии признана беспомощность и безграмотность руководителя, продолжившего подъем в условиях резкого ухудшения погоды при очень слабой подготовленности группы к походам в горах, и в частности, в межсезонье. Несчастью способствовала слабая экипировка группы (отсутствие теплой одежды и снаряжения), употребление спиртных напитков.

3.3. НС произошел 08.05.89 г., примерно в 18.45, в некатегорированном походе на Кавказе, восхождение на вершину Эльбрус, группа 4 человека из г.Москвы, выездная МКК Московского клуба туристов, руководитель группы Перетрухин В.Д. погиб.

Восхождение на Эльбрус производилось в период проведения в Приэльбрусье учебно-тренировочных сборов Московского Центрального туристского клуба. Группа была в основном сформирована из состава инструкторов этих сборов.

Авария произошла во время восхождения на вершину Эльбрус. Подъем был начат в 10.00 от последней станции канатной дороги по лавовому конусу, где выступы камней перемежались с участками снежного наста. Погода ясная. Были одеты кошки, касок не было. От седловины шли поодиночке с большим разрывом друг от друга, звуковая связь отсутствовала, на отдельных участках не было и визуальной связи. Перетрухин В.Д. шел последним с большим отставанием. Первые участники были уже на подходе к вершине, однако в силу позднего времени решили возвращаться назад. Перетрухин В.Д. был обнаружен на снежном склоне ниже скал с разбитой головой без признаков жизни. После скал он скатывался по снегу еще 50-60 м, оставляя следы крови. Происшедшую аварию никто не наблюдал.

В материалах НС сделан предположительный вывод, что Перетрухин В.Д., желая сократить путь, пошел не традиционным, а более сложным маршрутом через скалы, где он и сорвался. Падение по скалам с ударами головой о камни привело к его гибели. В материалах отмечены и другие ошибки: отсутствие касок; поздний выход; значительный перепад высот (2500 м), намеченный к преодолению за один день; невыполнение указания КСС о возвращении на Приют 11-ти.

Выездная МКК допустила ошибки, оценив восхождение на вершину трудностью в 1Б, тогда как в Перечне классифицированных перевалов только подъем на межвершинную седловину оценивается в 2А*. Кроме того, крутизна склона, определенная в 20-25 градусов сильно занижена против фактического значения.

3.4. НС произошел 19.07.89 г. в 9.00 в горном походе 1 к.сл. на Кавказе, ГКХ, перевал Марух 1А, группа из 6-ти человек из г.Мариуполь, МКК т/к "Лукоморье", руководитель Исаев В.А., пострадавшая Теслина И.И. получила травму (ранение головы и сотрясение мозга).

Авария произошла при подъеме на перевал Марух с севера, левее бараньих лбов при выходе на тропу. Снежный склон крутизной 30 градусов, погода ясная. Группа совершала подъем с траверсом, шли без страховки. При подъеме Теслина И.И. присела, а при попытке встать поскользнулась и покатилась вниз, не делая попыток самозадержания. Внизу она ударилась о камни морены, получив ранение головы и сотрясение мозга средней тяжести.

Причиной НС явилась полная техническая неподготовленность участника к преодолению простейших горных препятствий, а также отсутствие страховки, что было необходимо для неподготовленных туристов на потенциально опасном участке.

3.5. НС произошел 20.07.89 г. в горном походе 3 к.сл. по Фанским горам, перевал Седло Бодхоны 2Б, группа 8 человек из г.Куйбышева, МКК ДФСО профсоюзов, руководитель Богачев В.Е., пострадавший Еронин А.М. получил травму (перелом основания черепа).

Группа ошиблась в ориентировании и вместо запланированного перевала Зеленоград 2А поднялась на перевал Седло Бодхоны 2Б. Спускались по вертикальным перилам. Первым шел Еронин А.М., который после окончания перил сорвался со склона и при падении получил тяжелую травму. Во время спуска голосовая связь руководителя со спускавшимися оказалась трудновыполнимой и он потерял контроль за происходящим на склоне. Спустившись вниз, он обнаружил отсутствие узла на конце веревки. По его мнению Еронин А.М. сам развязал узел на конце веревки (зачем?) и ушел вниз без страховки, что привело к его срыву.

По материалам КСС причиной НС явились действия пострадавшего, не вставшего в конце перил на самостраховку. Руководитель плохо знал район путешествия и местонахождение перевала, не сумел контролировать действия группы на ответственном участке. Пострадавший Еронин А.М. в маршрутных документах не значился.

Итак, срыв на снежном склоне из-за небрежности в страховке при слабом руководстве и нарушении "Правил", заключающимся во включении в состав группы незаявленного, явно неопытного участника.

По данному НС отсутствуют материалы разбора выпускавшей МКК и потому остаются неясными важные вопросы:

  1. Не правильнее ли будет допустить, что на конце перил контрольный узел отсутствовал изначально и Еронин А.М., соскользнув с конца веревки, не сумел удержаться и покатился вниз?;
  2. Почему лидером на спуске оказался незаявленный и недостаточно опытный участник?;
  3. Почему, ошибочно взойдя на более сложный, чем допускал опыт участников, перевал группа не вернулась назад?

3.6. НС произошел 23.07.89 г. в горном походе 3 к.сл. на Ю.З. Памире, Шахдаринский хребет, перевал Зардив 2А, 4700 м, группа 8 человек, из г.Чебоксары, Чувашская областная МКК, руководитель Кутузов В.Г. умер от заболевания (двухстороннее воспаление легких).

Авария произошла в самом начале маршрута после подъема 22.07 на первый в походе перевал Зардив 2А, 4700 м. К этому моменту группа опережала график на один день.

Еще во время подъема на перевал руководитель Кутузов В.Г. почувствовал недомогание - жаловался на сердце, однако подъема не прекратил. Поднявшись на перевал, группа спустилась на его другую сторону на 150 - 200 м и переночевала на высоте 4500 м. Утром 23.07. Кутузов В.Г. почувствовал себя хуже, тем не менее он отправил двух участников на разведку следующего по маршруту перевала Джарх 1Б, 4750 м, сам же решил отлежаться. Однако очень скоро он уже не мог ходить, стал заговариваться. Оставшиеся с ним 5 человек не смогли транспортировать его вниз. После возвращения с разведки двоих в 13.00 заболевшего удалось перенести вниз по высоте на 200 - 250 м. Поняв тщетность усилий, послали двоих участников за помощью. Утром 24.07.89 г. вызванный вертолет сумел приземлиться лишь на нижней площадке, куда Кутузов В.Г. все же был спущен силами группы. Кутузов В.Г. в тот же день был доставлен в г.Хорог и помещен в больницу, где он скончался 25.07.89 г. от двухстороннего крупозного пневмо-моторного заболевания.

В материалах по НС главной причиной аварии названо отсутствие акклиматизации, вызвавшей горную болезнь и воспаление легких. Отмечены неподготовленность группы к экстремальным ситуациям и неумение выполнять спасработы. Существенно сказалась слабость руководства, а именно: образовавшийся резервный день не был использован для акклиматизации; подъем не был прекращен, когда обнаружилось недомогание; вместо немедленного спуска была предпринята разведка следующего перевала, что продлило пребывание больного практически на полторы сутки на большой высоте, где, как известно, легочные заболевания бурно развиваются и могут приобрести необратимый характер.

Очевидны и ошибки выпускавшей группу МКК: определяющий для данного похода перевал трудностью 2А и высотою 4700 м оказался первым в нитке похода; комиссия не учла и не предупредила группу, что район путешествия, отличающийся большой сухостью атмосферы и повышенным уровнем солнечной радиации, очень критичен к требованиям акклиматизации.

3.7. НС произошел 24.07.89 г., в 13.00 в горном походе 5 к.сл. ?а Памире, Дарвазский хребет, перевал Мумбни 3А, соединяющий ледник Мумбни (Ванч-Дара) и Комсомольский, Новосибирская обл. МКК. Руководитель группы из 6-ти человек Жуков В.А., пострадавший Кантор Ю.О. погиб.

Группа потерпела аварию при подъеме на перевал со стороны ледника Мумбни после того, как выполнила заброску радиальным выходом на ледник Гармо через промежуточный перевал 2А и ледник Шокальского, т.е. в начале похода. К моменту происшествия группа уже отставала от графика движения на два дня. Погода неустойчивая, в ночь с 22.07 на 23.07 была сильная гроза со снегопадом. Во время подъема по мнению участников и разбиравшей НС МКК погода была приемлемой(?!). Подъем начали в 8.30 местного времени. Авария произошла примерно на середине склона при преодолении широкого разлома со сложной конфигурацией. В этом месте крутизна до 35 градусов, на склоне сухой пушистый снег толщиной до 30 см. В момент аварии Кантор Ю.О., шедший первым в первой связке из 3-х человек, прошел вверх примерно 20 м с небольшим уходом в сторону. Прямо под Кантором Ю.О. сошла лавина - небольшая мягкая снежная доска шириной 15-20 м, толщиной 20 см. Лавина сорвала Кантора Ю.О., остальные двое в связке удержались. Прокатив Кантора Ю.О. метров 30 по сравнительно пологому склону, лавина вынесла его на отвес и сбросила вниз, где вскоре остановилась. Кантор Ю.О. был погребен снегом на глубине 40 - 50 см. Смерть наступила от механической асфиксии. На конце страховочной веревки сохранился карабин пострадавшего с обрывком самостраховочного уса ( 8 мм веревка).

Непосредственной причиной гибели, по мнению МКК, явилось использование пострадавшим бывшего долго в употреблении (3 года) самостраховочного снаряжения, не выдержавшего напора лавины и динамического удара при падении с вертикали. Другой ошибкой признана небрежность Кантора Ю.О., который вместо пристежки своей страховочной системы непосредственно к страхующей веревке, пристегнулся к ней через страховочный ус.

Соглашаясь с выводом МКК о том, что решающей ошибкой в данном НС явилось некачественное исполнение самостраховки, следует отметить серьезные тактические ошибки группы:

  1. Выход на сложный перевал после грозы и снегопада, практически в условиях неустоявшейся погоды, названной пластичным словом "приемлемой".
  2. Поздний выход на перевал, увеличивший риск попасть под лавины со склона, перегруженного свежевыпавшим снегом.
  3. В разборе НС нет объяснения тому, что группа в самом начале похода уже имела отставание от графика движения 2 дня. Есть основания считать, что это отставание возникло всвязи со сложной снежно - ледовой и погодной обстановкой, вынудившей группу спешить в ущерб безопасности.

3.8. НС произошел 25.07.89 г. в 12.00 в горном походе 5 к.сл. на Ю.З.Памире, Шахдаринский хребет, южные отроги, перевал Рига 3А, 5620 м, группа 6 человек из г.Казани, республиканская МКК, руководитель Юнусов Р.Н., пострадавшие: Юнусов Р.Н., Колотилина Е.И., Воронов С.М., Манин А.В. погибли, Щербаков О.В. получил травму.

Авария произошла во время подъема на перевал Рига 3А, 5620 м. Подъем был начат в 8.30 со стороны ледника Внукут. До этого непогода со снегопадом, при подъеме видимость плохая, склон полностью не просматривается. Перевальный взлет представляет собой снежно-ледовый склон высотой около 800 м и крутизною от 30 до 60 градусов, рассеченный двумя бергшрундами. Подъем вели прямо в лоб тремя двойками, сменявшимися через каждые 5 - 7 минут. Глубина снега 30 - 40 см, выше первого бергшрунда снег тоньше. Здесь одели кошки и поднялись от бергшрунда примерно на 200 м. В этот момент сверху со склона сошла лавина, которая сбила всех и, прокатив по склону, сбросила в первый бергшрунд на глубину 20 м. Оказавшийся наверху Марков С.В. освободился от снега, помог выбраться Щербакову О.В. Оба оказались без повреждений и начали раскопки своих товарищей. Откопали Юнусова Р.Н. и Воронова С.М. уже мертвых и решили вызывать помощь. При выходе из бергшрунда Щербаков О.В. трижды срывался и травмировал кошками ногу. Выбрались из бергшрунда в 17.30, погода плохая, ледник внизу открывался лишь временами. Двойкой спустились вниз по лавинному следу и к 19.00 достигли места своей прежней ночевки. 27.07.89 г. они достигли кишлака Вранг и вызвали помощь. Спасгруппа из параллельной группы казанских туристов, подброшенная вверх вертолетом пограничников 29-го и 30-го произвела раскопки и доставила тела погибших вниз.

В материалах по разбору данного НС ошибок в действиях группы не обнаружено и возникновение аварии аргументировано спонтанным сходом лавины, а также тем, что сезон 1989 г. по погодным условиям был аномальным. Такой вывод не верен, так как материалы НС дают достаточно оснований считать, что группа допустила серьезную тактическую ошибку - вышла на восхождение после непогоды в условиях краткого и незначительного прояснения. Иначе говоря группа пошла на подъем в непогоду, а ссылка на аномальный год несерьезна, поскольку безаварийность достигается умелыми действиями в соответствии с изменяющимися природными условиями.

3.9. НС произошел 25.07.89 г., примерно в 14.00 в горном походе 5 к.сл. на Тянь-Шане, хр.Сарыджаз, юго-восточный отрог пика Игнатьева, перевал, Панорамный 3А, 5350 м, группа 6 человек из г.Ленинграда, областная МКК, руководитель Чирков М.Л., пострадавшие Чирков М.Л. и Ковалев В.А. погибли.

Группе предстояло пройти с севера на юг перевал Панорамный, находящийся в хребте Сарыджаз восточнее пика Игнатьева в 2-3 км. Авария произошла при спуске на ледник Сев. Иныльчек с перевала новым вариантом, непосредственно у юго - восточного ребра пика Игнатьева. 24.07.89 г. группа с севера (с ледника Семенова) поднялась на гребень хребта около пика Игнатьева. На гребне группа пережидала непогоду со снегопадом, длившуюся 23 и 24.07.89 г. Дождавшись улучшения погоды, 25.07 примерно в 8.00 группа начала спуск на юг по снежно-ледовому склону с нарастающей крутизной, перешедший в ледовый желоб крутизной 50-60 градусов. Оказавшись в верхней части желоба, группа поняла лавинную опасность и решила пересечь его траверсом вниз влево к скалам и по ним спускаться далее. По косым перилам уже пересекли желоб и достигли скал Бобков, Барбашов и Бойкеев. Оставшиеся Чирков, Ковалев и Брудно готовились к переходу. В этот момент сверху по желобу сошла первая лавина, за ней вскоре сошла вторая. В верхней группе стоявшие на площадке Чирков М.Л. и Ковалев В.С. были снесены первой лавиной, а находившийся на самостраховке Брудно удержался. В нижней группе двоих от лавин защитили скалы, а бывший на самостраховке Бобков устоял. Лавиной сорвало и унесло лишь его рюкзак. Оставшиеся собрались внизу на скалах и заночевали, а на следующий день (26.07.89 г.), имея лишь одну веревку и несколько крючьев, спустились по скалам вниз на ледник Сев.Иныльчек. Внизу обнаружили на поверхности лавинного выноса рюкзак Бобкова. Чирков М.Л. и Ковалев В.А., несмотря на активные и многодневные поиски, найдены не были.

В материалах по этому НС причиной аварии назван сход лавины, сбившей пострадавших со склона, что безусловно верно. Однако после внимательного рассмотрения фактов аварии приходится считать, что Чирков М.Л. и Ковалев В.А. были сбиты лавиной ввиду отсутствия у них самостраховки. К этому выводу склоняет тот факт, что Брудно и Бобков, находившиеся на самостраховке, не были сбиты двумя лавинами. Из материалов НС видно также, что несчастью в значительной мере способствовал выход группы на спуск сразу после длительной непогоды.

Остаются неясными вопросы:

  1. почему столь опытная группа так спешила и пренебрегла мерами безопасности?
  2. почему не выполнила разведку пути спуска на неизведанном маршруте?

3.10. НС произошел 25.07.89 г. в 17.00 в горном походе 5 к.сл. на С.З.Памире, северный отрог хребта Петра Первого (хр.Ташлык), перевал Иргет 1Б, группа 8 человек из г.Одессы, областная МКК, руководитель Ковтун В.Д., пострадавшие Марценюк А.В. погиб, Хотин И.Г. получил травму (открытый перелом голеностопного сустава).

Авария произошла в самом начале похода, при спуске с перевала Иргет 1Б, 4400 м на ледник Ташлык. В этот день группа поднялась на перевал с востока. Погода испортилась, пошел снег, перешедший в дождь. Группа пережидала непогоду на седловине и, когда видимость улучшилась, начала спуск по осыпному кулуару. Быстро преодолели верхние участки кулуара и решили косым траверсом пересечь шлейф осыпи, на котором уже местами стала появляться трава. До морены ледника Ташлык оставалось около 100 м. Во время спуска периодически накатывал туман, моросил мелкий дождь. При пересечении шлейфа дождь усилился. На середине шлейфа решили остановиться и надеть накидки, сняв каски. В это время (во время надевания накидок) сверху упали два камня, одним из которых был насмерть поражен в голову Марценюк А.В., а вторым - в ногу Хотин И.Г. До и после аварии падение камней, по мнению группы, не наблюдалось. У места аварии крутизна осыпи 20-25 градусов, борта кулуара и шлейфа обрамлены скальными гребнями высотой до 200 м. При пересечении осыпного шлейфа наблюдения за возможным камнепадом не осуществлялось.

В материалах по этому НС главной ошибкой, вызвавшей аварию, признано движение в непогоду на опасном участке. В дополнение следует заметить, что группа двигалась во второй половине дня, когда опасность была более высока. Шлейф кулуара группа переходила одновременно, забыв общеизвестное правило пересекать подобные опасные участки быстро, поодиночке и при наблюдении за вероятным камнепадом. Более того, именно на середине шлейфа, когда усилился дождь и возросла опасность, группа остановилась, сняла каски и устроила переодевание с накидками, образовав хорошую мишень камням. Наказание не замедлило явиться. Вызывает сожаление и тревогу, что подобные элементарные ошибки допустила высокоопытная группа.

В данном НС имел место удивительный факт - за время спуска группы со скальных склонов упало всего два камня и оба точно попали в людей.

3.11. НС произошел 25.07.89 г. в 19.00 в горном походе 2 к.сл. на С.З. Памире, река Киргиз-Об, группа 7 человек из г.Одессы, областная МКК, руководитель Киличенко Ю.В., пострадавшие Бешляга Н.В. и Кичева И.Ю. погибли (утонули).

Авария произошла при переправе вброд через реку Киргиз-Об с левого берега на правый. В день аварии группа с утра уже совершила переход 20 км вниз вдоль ледника и реки Гармо. Пообедав, группа предприняла разведку в поисках якобы существующего моста и, не обнаружив такового, выбрала место переправы, где река разбивается на два рукава шириною около 20 м каждый и глубиною потока примерно 70 см. Погода теплая, безветренная, слабая облачность. Во время переправы, выполнявшейся способом "кольцо" всем составом, Бешляга Н.В. потеряла равновесие и упала (по словам участников ее сбил камень в потоке). "Кольцо" распалось и людей понесло потоком. Трое сумели выбраться на близлежащий островок, двоих выкинуло на берег, а Бешляга Н.В. и Кичева И.Ю. найдены не были.

По материалам КСС причиной аварии явилось выполнение переправы в позднее время, когда у этой бурной и многоводной реки наблюдается максимум стока. Неудачны выбор места переправы и способа "кольцо", который для данной реки неприемлем. На время переправы участники не расстегнули поясные ремни рюкзаков и к тому же были уже утомлены большим переходом в первой половине дня.

Дополнительно следует заметить, что руководитель похода плохо знал район путешествия и особенности одного из самых сложных препятствий - реки Киргиз-ОБ, известной своим суровым нравом. Утверждение о наличии моста через эту реку является глубоким заблуждением или обманом, поскольку мост через р.Киргиз-Об никогда не существовал. Выпускавшая группу МКК отнеслась к своим обязанностям формально и безответственно - не проверила подготовленность группы, знание района и препятствий, не предъявила к группе дополнительных требований. По существу малоопытная группа из начинающих туристов была выпущена в труднодоступный район, замкнутый высокими хребтами и упомянутой рекой, т.е. в своеобразную ловушку.

3.12. НС произошел 26.07.89 г. в 7.00 в горном походе 4 к.сл. на Ц.Тянь-Шане, хр.Терскей Алатау, южный склон, ледник Караколтор Восточный, группа 7 человек из г.Харькова, областная МКК, руководитель Уфимцева С.И., пострадавшая Уфимцева С.И. получила травму (перелом левой ноги).

Авария произошла в самом начале движения по леднику Караколтор Восточный. После ночевки на правобережной морене ледника группа примерно в 7.00 вышла на ледник и начала движение в сторону Каракольских перевалов. Погода ясная, язык ледника открытый, пологий. Пройдя 300-400 м Уфимцева С.И. поскользнулась, подвернула ногу и упала на нее, сломав при этом ногу. Группа оказала первую помощь и транспортировала пострадавшую. Затем были вызваны помощь и вертолет.

Вид случившейся аварии пешеходный. Причиной аварии МКК сочла неосторожность действий пострадавшей при движении по открытому пологому леднику.

3.13. НС произошел 27.07.89 г. в 9.00 в горном походе 5 к.сл. на Ц.Тянь-Шане, хр.Терскей Алатау, южные отроги, перевал Бороко 2Б, группа 8 человек из г.Днепропетровска, областная МКК, руководитель Гейштор К.А., пострадавший Овский В.А. погиб.

Авария произошла во время спуска с перевала Бороко 2Б, 4400 м на восток. Накануне была сильная гроза и группа ночевала на перевале. Склон снежно-ледовый с участками скал, опасен камнепадами. Спуск начали в 7.00, погода ясная, теплая. Был пробит проход в самом тонком месте нависающего на восток карниза и навешены две веревки перил. Верхнее крепление первых перил - на двух ледорубах, вбитых в снег на расстоянии 10 м от края карниза. В течении 2-х часов ушли вниз по перилам 6 человек. Овский В.А. спускался последним, используя тормоз на карабине, имел самостраховку схватывающим узлом. Как и предыдущие, он вел спуск вниз и вбок к находившимся примерно в 15 м от карниза скалам, где был закреплен нижний конец первых перил. Овский В.А. спустился вниз на 3 м от карниза, последовал рывок, вырвало ледорубы верхней точки закрепления перил, обвалилась часть карниза. Овский В.А. покатился вниз по склону, ударившись головой о скалы, и завис на веревке, удерживаемой ее прежним нижним закреплением. На голове Овского В.А. подошедшие обнаружили рваную рану, признаки жизни отсутствовали. После аварии по склону продолжали сходить лавинки, падать камни, произошел второй обвал карниза.

В материалах по данному НС в качестве причины указано несколько взаимосвязанных событий. Во время спуска предыдущих участников и самого Овского В.А. карниз был подрезан веревкой и часть его обвалилась на пострадавшего. Такому развитию событий могла способствовать теплая погода и, возможно, образовавшийся при прорубании карниза надлом в его теле. При этом верхнее крепление перил в силу его малой надежности и отсутствия контроля за ним было вырвано ударом сравнительно небольшой снежно-ледовой массы. Обращает внимание, что нижнее крепление, выполненное более качественно, выдержало значительный динамический удар от падающего тела Овского В.А. и массы снега.

Итак, основной причиной НС все же приходится считать некачественное исполнение страховки. Остается сожалеть, что описанное развитие аварийных событий, не раз отмечавшееся в практике альпинизма и горного туризма и поддающееся прогнозированию, не было предугадано.

3.14. НС произошел 31.07.89 г. в 16.30 в горном походе 5 к.сл. на Кавказе, ГКХ, перевал Чюрлениса 3А, 4220 м, группа 7 человек из г.Гродно, Белорусская республиканская МКК, руководитель группы Беженцев Ю.М., пострадавший Тюнюков В.В. погиб.

Авария случилась на северном склоне ГКХ, во время спуска на ледник Безенги с перевала Чюрлениса 3А, 4220 м. В этот день группа совершила траверс вершины Ляльвер, а затем, поднявшись на 100-150 м над седловиной перевала начала спуск на север по нетрадиционному пути. Спуск производился по скалам средней сложности. Примерно на середине склона был выбран дальнейший путь вниз по кулуару со стенками в верхней части до 3-х метров. Тюнюков В. В. спустился с верхней площадки в кулуар на 2,5-3 метра. В это время с высоты около 3-х метров на него без видимых причин упал большой камень (30х30х50 см), лежавший на краю кулуара. Тюнюков В.В. покатился по склону вниз на 150-200 м и остановился на осыпи. Он получил многочисленные травмы головы и различных частей тела, от которых и скончался на месте.

В материалах НС причиной аварии установлен выбор неправильного пути спуска в позднее время по заведомо камнепадоопасному склону. Технические ошибки у группы не указаны. Ограниченность и скудность представленных сведений не дает ответа на многие обычные в таких случаях вопросы: чем руководствовалась группа при выборе пути спуска; шла ли группа связками или по перилам, либо же свободным одиночным лазанием по скалам без страховки. Судя по материалам, имело место последнее, иначе трудно объяснить одиночное падение по склону на большое расстояние, никак не затронувшее остальных участников через средства страховки. Разбиравшая НС МКК обо всем этом предпочла почему-то умолчать.

3.15. НС произошел 02.08.89 г. в 13.40 в горном походе 5 к.сл. на Кавказе, горный узел Тепли-Джимарай-Казбек, ледник Колка, перевал Шау 2Б*, 3800 м, группа 5 человек из г.Курска, Воронежская зональная МКК, руководитель Микшта Ю.Ю., пострадавшие Марченко Б.И., Шелест А.В., Микшта Ю.Ю., Волгушев В.В. получили травмы.

Авария произошла во время спуска с перевала Шау 2Б*, в сторону ледника Колка. В походе участвовало 5 человек вместо заявленных 7-ми. Группа сократила маршрут и начала его с перевала Шау, исключив три предшествующих по плану перевала Трусо н/к, Сивераут 1Б, Дзамараш 1А. Поход был начат от селения Дзамараш. 30.07 группа вышла на Мидаграбинский ледник, откуда утром 02.08 совершила подъем на перевал Шау 2Б*, седловины которого достигла в 9.30. Вскоре начали спуск по ледовому кулуару, навешивая вертикальные перила на ледобурах. Погода стояла ясная, теплая. Спускались двумя связками (двойка и тройка) по перилам. В 13.40 по кулуару сошла грязевая масса, накопившаяся на скальном перегибе склона над кулуаром. Эта масса сбила верхнюю тройку, которая падала на всю длину участка перил и, запутавшись в связочной веревке, остановилась на нижней точке закрепления перил. Двойка, бывшая ниже, решила освободить своих товарищей от удушающей веревки. При этом ошибочно была перерезана основная перильная веревка. В результате двое из тройки продолжили падение вниз, а третий зацепился за двойку. После этого был осуществлен спуск всех по веревке до рантклюфта и оказана первая медицинская помощь пострадавшим четырем участникам, получившим травмы различной тяжести.

В материалах НС основной причиной аварии названы сход грязевой массы и поздний выход группы на спуск, когда склон уже прогрет солнцем. Отмечены нарушения "Правил" по численности состава группы, не вставшей на учет в местной КСС, самовольное, без уведомления МКК, сокращение маршрута. Отражено слабое руководство. Материалы по НС не сообщают о других ошибках группы и о характере полученных пострадавшими травм. Из этих материалов, несмотря на их скудность, можно все-таки установить, что группа допустила и другие, в том числе и серьезные ошибки. Так, перила были навешены по линии возможного схода лавин и различных материалов разрушения гор; на одних перилах оказались одновременно закрепленными три человека, что в практике альпинизма и горного туризма давно признано ошибочным; верхнее крепление перил было выполнено некачественно и не выдержало напора грязевой массы. Для сравнения укажем, что нижнее крепление тех же перил, выполненное более надежно, выдержало динамический удар от падения трех человек на двойную длину этих перил, т.е. на глубину 40-50 м.

3.16. НС произошел 02.08.89 г. в 16.15 в горном походе 5 к.сл. на Кавказе, Дигория, ледник Сонгути, группа 6 человек из г. Киева, Киевская зональная МКК, руководитель Ушенин Ю.В., пострадавший Ушенин Ю.В. получил травму таза и тазобедренного сустава.

Авария произошла при хорошей погоде и видимости во время движения по леднику Сонгути в сторону перевала Воологата. При переходе через трещину по наклонному мосту участница поскользнулась и начала падать в трещину. Ушенин Ю.В., шедший с ней в связке, не сумел ее удержать и был сдернут в ту же трещину глубиною около 10 м. Участники группы быстро извлекли их из трещины, оказали первую медицинскую помощь. Ушенин Ю.В., получивший серьезную травму, с помощью местного КСС вертолетом был доставлен в больницу г. Беслан.

В материалах НС причиной аварии определена ненадежная страховка на леднике через ледоруб, а также то, что участники шли без кошек.

3.17. НС произошел 03.08.89 г. в 11.30 в горном походе 2 к.сл. на Кавказе, Дигория, перевал Геби-Бартуй 1Б, школа СТП Московского центрального туристского клуба, группа 9 человек, руководитель Кириенко А.В., пострадавший Пронин С.В. получил травму (сложный перелом лодыжки).

Авария произошла во время выполнения учебно-тренировочного похода (УТП) при спуске с перевала Геби-Бартуй в сторону ледника Геби по снежному склону с выходами льда крутизной до 30 градусов при хороших метеоусловиях. К моменту аварии 7 участников уже совершили спуск по перилам и находились на ровном участке (полке). Пронин С.В., спускавшийся последним, начал движение по перилам на тормозном устройстве, рывком нагрузил спусковую веревку и вырвал верхнюю точку закрепления перил, организованную на двух ледорубах на снегу. Он проскользил по склону около 20 м и упал в трещину глубиной 1,5 м, ударившись об ее край, что вызвало перелом ноги.

Причина НС: верхнее закрепление перил было организовано с помощью двух ледорубов, воткнутых в раскисший к этому времени снег, и резкое (рывком) нагружение перил, организованных на ненадежном в это время дня рельефе, привело к разрушению точки закрепления.

3.18. НС произошел 03.08.89 г. в 12.00 в горном походе 3 к.сл. на Западном Кавказе, Софийский хребет, перевал Орленок 1Б, 3000 м, группа 6 человек из г. Рязань, областная МКК, руководитель Шитов И.И., пострадавший Удодов А.В. получил травму (перелом большой берцовой кости).

Авария произошла во время подъема на левую перемычку подхода к перевалу Орленок 1Б, 3000 м. Подъем совершался в ясную погоду по снежному кулуару шириной около 5 м и крутизной до 30 градусов. Страховка не применялась. К моменту аварии 4 человека уже поднялись на седловину перевала, пятый участник находился в 3 - 4-х метрах от перевала, а 6-й участник, Удодов А.В. стоял на ступенях рядом в ожидании движения 5-го участника и самостраховки ледорубом не осуществлял. Удодов А.В., наклонившись вперед, потерял равновесие и покатился вниз, не делая попыток к самозадержанию. Через 30-40 м он ударился ногой о камень, получив закрытый перелом большой берцовой кости.

В материалах НС причиной срыва на склоне признано отсутствие элементарной самостраховки через ледоруб и отсутствие коллективной страховки (связки), которая была необходима для слабо подготовленной группы. Отмечена техническая неподготовленность самого Удодова А.В., не сумевшего самозадержаться на сравнительно простом склоне.

3.19. НС произошел 05.08.89 г. в 19.00 в горном походе 3 к.сл. на Ц.Тянь-Шане, хребет Терскей Алатау, южный отрог, ложный перевал, группа 5 человек из г. Минска, областная МКК, руководитель Долгов М.В., пострадавшие Симанов А.А. и Долгов В.В. получили травмы - вывих ноги и ранение лица соответственно.

Группа намеревалась, согласно плану похода, пройти перевал Новокаракольский 2А (Такое название перевала в маршрутных документах неправильно. В "Перечне" он имеет название Каракол (Каракольский Зап.) 2А, 4250 м). В результате ошибки в ориентировании группа поднялась с запада на седловину в южном отроге главного хребта, разделяющем ледники Караколтор и Сарычат. Группа не поняла свою ошибку. Ее не смутило, что перевал ориентирован с запада на восток вместо требуемого направления север-юг и начала спуск на восток на ледник Сарычат по перилам при ясной погоде. На спуске участник Симанов А.А., пройдя перильную веревку, отстегнулся от нее и начал становиться на самостраховку. В этот момент он сорвался и, пролетев по склону около 100 м, остановился на пологом выкате. При этом Симанов получил вывих ноги. Участник Клочко поспешил на помощь, сбросив рюкзак, который улетел вниз и не был найден в тот вечер. Утром 06.08.89 Долгов стал искать на склоне рюкзак Клочко, в котором были документы и деньги. Во время поиска велось наблюдение за падающими по склону камнями. Долгов увернулся от большого камня, но был поражен незамеченным маленьким камнем, который рассек ему верхнюю губу. Группа обратилась за помощью в КСС и вертолетом была доставлена в г. Фрунзе, где пострадавшие были помещены в больницу.

В материалах НС причинами аварий названы срыв на снежном склоне и камнепад, а главной ошибкой признано несоблюдение правил страховки во время перестежки (отсутствие самостраховки). Кроме этого отмечено плохое знание района похода и местонахождения перевала, позднее время прохождения сложного участка и нарушение "Правил" по численному составу (5 человек в походе 3 к.сл.).

3.20. НС произошел 10.08.89 г. в 12.00 в горном походе 5 к.сл. на Кавказе, ледник Башиль, перевал Грановского 2А, 3950 м, группа 8 человек, Московская областная МКК, руководитель Кириллин Л.Е., пострадавший Смолович Г.М., получил травму (перелом левой руки и сильный ушиб груди).

Группа совершала учебно-тренировочный поход в рамках Московских областных сборов инструкторов и руководителей походов (руководитель Фролов Н.С.). Авария произошла в хорошую погоду после спуска с перевала Грановского 2А, 3950 м во время движения вниз по леднику Башиль. Группа двигалась по участку открытого льда, перемежающегося со снежниками, крутизна 25 градусов. Шли в кошках одновременно, без связок. Группа отклонилась от традиционного пути обхода небольшого ледопада слева и пошла прямо. На участке с увеличивающейся крутизной решили навесить перила. В это время участник Смолович Г.М., доставая веревку, поскользнулся и покатился вниз по леднику. Проскочив первую трещину, от достиг второй и упал в нее, получив тяжелую травму. Силами группы он был извлечен из трещины, ему была оказана первая медицинская помощь, а затем, с помощью подоспевших на помощь других туристов, пострадавший доставлен на турбазу "Башиль" и отправлен на автомашине в г. Нальчик в больницу.

В материалах НС причиной аварии установлено отсутствие страховки на потенциально опасном участке. Имели место необоснованный отказ от традиционного более безопасного пути и нечеткость руководства движением по леднику.

3.21. НС произошел 12.08.89 г. в 13.00 в горном походе 2 к.сл. на Ц.Тянь-Шане, хребет Терскей Алатау, ущелье Джеты-Огуз, ледник Арчалытор, перевал Рижан 1Б, 4100, группа 5 человек из г. Томск, МКК турклуба ТИАСУР, руководитель Белов Ю.В., пострадавший Белов Ю.В. погиб (замерз от переохлаждения).

Авария произошла при спуске с перевала Рижан 1Б, 4100 м, на юг. Группа начала подъем на перевал с ледника Арчалытор 12.08.89 г. В конце подъема погода резко ухудшилась: сильный ветер, снегопад, туман. В условиях ухудшившейся погоды и плохой видимости группа связалась одной веревкой (второй не было) и начала спуск с седловины. Во главе связки шел Белов Ю.В. Он отказался идти по следам прошедшей здесь ранее на 40-50 минут группы и пошел правее по более крутому склону. Дойдя до бергшрунда, он провалился в него на глубину 6-8 м. Одновременно сорвало шедшую следом участницу Щербань, которая задержалась на краю трещины. Группа не сумела своими силами извлечь своего руководителя из трещины, поэтому участницы Щербань и Наташкина отправились за помощью. Спустившись с перевала назад (на ледник Арчалытор), они встретились с группой туристов из Анджеро-Судженска, совершающих поход 3 к.сл. Вернувшись к месту аварии с помощью, обнаружили, что Белов Ю.В. из трещины уже не отзывается на крики и свет фонаря. К 19.00 подошли на помощь еще другие туристы. Работы по извлечению из трещины Белова Ю.В., не подававшего признаков жизни, продолжались до 22.00 в условиях продолжавшейся непогоды. Утром следующего дня 13.08.89 г. тело Белова Ю.В. было извлечено из трещины и затем спасателями было доставлено в г.Пржевальск.

В материалах НС причинами падения в трещину и замерзания послужили слабость руководителя, тактическая, техническая и психологическая неподготовленность группы, неумение вести спасработы, недостаток снаряжения. Необходимо отметить, что Белов Ю.В. имел сильную близорукость (-5 единиц), вследствие чего в условиях тумана и плохой видимости едва мог различать особенности пути спуска.

3.22. НС произошел 15.08.89 г. в 9.00 в горном походе 5 к.сл. на Ц.Тянь-Шане, западный склон северного отрога хребта Терскей Алатау, цирк ледника Кельдыке Центр., ложный перевал, группа 7 человек из г. Караганды, Казахская зональная МКК, руководитель Жихарь Е.А., пострадавшие Баранников Д.В., Биндюк А.В., Иванников М.А. погибли.

По плану путешествия группа вышла 14.08 в цирк лед. Кельдыке Центр. с целью пройти перевал Загадка Зап. 2Б на лед.Колпаковского. Выйдя на гребень, группа убедилась, что спуск с перевала лавиноопасен и решила пройти перевалом Загадка Вост. 2А, за который приняла понижение в соседнем гребне. Поднявшись на этот гребень по снежному кулуару крутизной до 40 градусов, группа убедилась в ошибке, т.к. внизу был ледник Карабаткак, куда вел опасный спуск. В связи с этим группа заночевала на гребне и утром 15.08.89 в 8.00 начала спуск по собственным следам, хорошо сохранившимся ступеням. Погода ясная, слегка морозная, снег плотный, глубокий, к кошкам не прилипал. Спускались тремя связками (одна тройка и две двойки), страховка попеременная через ледоруб. Тройка, шедшая первой, сорвалась, ее вынесло на скальный сброс до 80 м. Внизу они упали на снежный склон и скатились до морены. Во время скольжения попытку самозадержания делал лишь Баранников Д.В., шедший последним в связке. Упавшие через 1-2 часа скончались.

В материалах НС показало, что двое в связке - Иванников М.А. и Биндюк А.В. не одели кошки несмотря на указания руководителя, а Иванников М.А., шедший в походе с лыжными палками, так и не отвязал их от рюкзака. Руководитель не проверил и не потребовал исполнения своих указаний. Отмечена недостаточная схоженность группы.

Таким образом имел место срыв на снежном склоне, возникший из-за некачественного выполнения страховки во время спуска по потенциально опасному склону. Дополнительными причинами явились неиспользование имеющегося снаряжения, плохое знание района и местонахождения перевала, недисциплинированность участников и пренебрежение опасностями гор. Очевидно имел место распространенный расслабляющий психологизм: зачем нужны старательная страховка и кошки на хорошо знакомом пути по прочным ступеням? Кроме всего сказанного во всем НС четко просматривается слабость руководителя.

3.23. НС произошел 18.08.89 в 10.55 в горном походе 3 к.сл. на Кавказе, Дигорское ущелье, ледник Бартуй, перевал Геби-Бартуй 1Б, 3400 м, группа 11 человек из г. Киева, Киевская зональная МКК, руководитель Росланкин В.Ф., пострадавшие Росланкин В.Ф. погиб, Озерова И.Н. получила тяжелую травму.

Авария произошла во время подъема на перевал Геби-Бартуй 1Б, 3400 м с ледника Бартуй. В предыдущие дни непогода. Подъем производился в хорошую погоду по кулуару в кошках. В момент, когда поднялись уже на половину склона, начался сильный камнепад (обвалилась часть скалы). 5 человек были сбиты с ног, сброшены вниз и получили различные травмы. Росланкин В.Ф. был сброшен в неглубокую трещину, откуда он был быстро извлечен. Ему оказывалась помощь, однако в 12.00 он скончался от полученных травм. Тело Росланкина В.Ф. и тяжело травмированная Озерова И.Н. были доставлены вертолетом в г. Орджоникидзе.

Материалы НС не содержат разбора МКК, в них отсутствуют сведения о характере травм, полученных участниками. Не ясно также, пользовались ли участники касками. Причиной НС явился неспровоцированный, естественный для данного времени суток камнепад. Главной ошибкой, повлекшей аварию, следует считать поздний выход на маршрут, притом по кулуару, являющемуся обычным путепроводом для скатывающихся сверху камней.

3.24. НС произошел 21.08.89 г. в горном походе 5 к.сл. на Кавказе, ГКХ, перевал Тихтинген Зап. 3А*, 4000 м, группа 7 человек, выездная МКК всесоюзного семинара ВИП, руководитель Директор Л.Б., пострадавшая Кузьмина Г.А. получила тяжелую травму тазобедренного сустава и ушиб головы.

Группа совершала учебно-тренировочный поход в рамках всесоюзного семинара ВИП и преодолевала перевал Тихтинген Зап. 3А*, 4000 м с севера на юг. Авария произошла после подъема на перевал с ледника Кулак и ночевки на нем во время спуска на ледник Китлод, уже в нижней части склона. Спуск производился по скальному кулуару по вертикальным перилам, закрепленным на скальных крючьях. Во время спуска второго участника часть скалы с закрепленным концом перил откололась и упала в кулуар. Кузьмину, которая была пристегнута к перилам, и двух участников, находящихся на самостраховках, обломок сбросил с уступа и потащил вниз. Оказавшаяся под обломком Кузьмина Г.А. получила тяжелую травму. Ей оказали первую помощь и к концу дня силами группы спустили на ледник Китлод. На следующий день вызванным по рации вертолетом пострадавшая была доставлена в г.Нальчик и помещена в больницу.

В материалах НС причиной аварии установлена ненадежная (некачественная) страховка, недостаточно тщательная проверка прочности скалы, использованной для закрепления перил.

3.25. НС произошел 02.09.89 г. в 11.00 в горном походе 3 к.сл. на С.-З. Памире, хребет Курай-Шапак, перевал Курай-Шапак 2А, 4700 м, группа 6 человек из г.Ижевска. Удмуртская областная МКК, руководитель Трусова О.Ю., пострадавшая Корепанова Л.А. погибла.

До аварии из группы, начавшей поход в составе 6-ти человек, два участника по неизвестным причинам отказались от дальнейшего маршрута и самостоятельно вышли из гор. Оставшиеся 4 человека во главе с руководителем решили продолжить намеченный по плану похода радиальный маршрут на ледник Фортамбек через перевал Курай-Шапак 2А, 4700 м. Из-за плохого знания района и местонахождения перевала группа долго искала перевал и затем, преодолев его, спустилась на ледник Шапак. Здесь обнаружилась усталость участников и отставание от графика движения на 1 день. Решили возвращаться назад своим же путем.

Авария произошла на обратном пути при спуске с перевала Курай-Шапак на ледник Хадырша. На перевал поднялись в 10.00 и в 10.30 начали спуск. Погода ясная, солнечная. Склон снежный, по краям изогнутого снежного шлейфа скалы. Спускались поодиночке, без связок, сильно растянувшись. Снег держал хорошо. Срыв Корепановой Л.А. произошел на снежном склоне. Самозадержаться она не пыталась. Последовало падение по склону с ударами о выступы скал и камни примерно на 200 м. Ее задержал шедший впереди участник Волков А.Ф. Корепанова Л.А. получила сильную травму головы, с правой лобной части был снят скальп, она была без сознания. Силами участников Корепанова Л.А. была спущена вниз, ей сделали перевязку, уложили в спальник. Примерно в 19.30 Корепанова Л.А., не приходя в сознание, скончалась от травмы. Вызванный с помощью спасателей вертолет доставил тело Корепановой Л.А. в г. Джиргиталь.

В материалах НС причиной срыва Корепановой Л.А. на снежном склоне определена ее исходная слабая подготовленность и отсутствие страховки (связки), что было необходимо для недостаточно опытной группы. Отмечено отсутствие у участников кошек и касок. Имело место нарушение "Правил" по численности состава, когда группа из 4-х человек продолжила поход 3 к.сл. через перевал 2А.

4. Выводы по сезону 1989 года.

Обобщая изложенное выше по анализу НС за сезон 1989 года можно прийти к следующим заключениям.

4.1. Из рассмотрения данных по НС в горном туризме следует, что абсолютное число аварий и пострадавших в горных походах 1989 года по сравнению с предыдущими годами заметно выросло. Одновременно увеличились относительные потери в категорированных походах, которые достигли наибольших значений в походах 5 и 3 к.сл. Статистические данные неумолимо свидетельствуют, что горный туризм продолжает оставаться главным поставщиком потерь в туризме. В категорированных походах 1989 года они составили 75,5% от общего числа прострадавших в туризме.

4.2. Анализ имевших место НС показал, что в рассматриваемом году наибольший урон горные туристы понесли из-за срывов на склонах, от лавин и камнепадов. Причинами, породившими аварии и НС, в подавляющем числе случаев, как и в прежние годы, явились технические и тактические ошибки, допущенные туристами во время преодоления препятствий. При этом наибольшее число ошибок названных типов как решающих, так и сопутствующих (косвенных) пришлось на походы 5 и 3 к.сл. Одновременно четко установлено, что основное количество ошибок по всем типам приходится на походы 1 - 3 к.сл. Обращает на себя внимание большое число аварий, связанных с неуменьем выбрать линию и время движения. Так, много аварий от лавин и камнепадов при движении по кулуарам, т.е. по заведомо опасному пути, т.к. кулуары являются естественным путепроводом для сброса со склонов различных пород. Частым для походов всех категорий сложности стало движение групп сразу после непогоды, не дожидаясь ее стабилизации, либо в непогоду.

4.3. Среди отмеченных в анализе ошибок значительное место занимает группа ошибок, связанных с недостаточной подготовленностью туристов к походам. Среди показателей по этому типу ошибок часты неуменье самозадержаться на сравнительно простом снежном склоне и неуменье вести спасработы силами группы. С недостаточной подготовленностью, очевидно, связаны и ошибки по слабому руководству, недисциплинированности, а также с неуменьем прогнозировать возможные опасности, что имеет исключительно важное значение для обеспечения безопасности в походах.

4.4. Сравнение и сопоставление количества НС по годам, по числу и типам выявленных ошибок, а также по распределению ошибок по категориям сложности походов позволяет сделать вывод о наметившейся тенденции снижения уровня подготовленности туристов к походам и прежде всего в походах 1 - 3 к.сл. Этот факт дает повод считать, что применяемые в настоящее время методы обучения туристов, их теоретическое и практическое содержание перестали удовлетворять возросшему по сложности уровню горных походов.

4.5. Необычно большое количество имевших место нарушений "Правил" говорит о серьезном снижении уровня дисциплины в среде горных туристов. Здесь наибольшую тревогу вызывают нарушения со стороны МКК, выразившиеся в безотвественном и формальном подходе к делу утверждения маршрутов, а также в прямом несоблюдении требований "Правил". Эта тенденция, если она будет продолжаться, угрожает уничтожить важнейшую профилактическую функцию МКК.

5. Анализ НС за сезон 1990 года.

Анализ проводился по той же методике, что и за предыдущие сезоны. Обобщенные статистические данные по НС в рассматриваемом году представлены в таблицах 8 - 14.

Ниже приводится обсуждение этих данных, даются описания ряда НС, а также делаются выводы по итогам сезона. В отличие от анализа за 1989 г. описание НС приводится в соответствующем месте изложения.

5.1. В сезоне 1990 года в горном туризме произошло 30 НС (см. табл.8), в которых пострадало 55 человек: 37 погибло, 18 травмировано. В эти цифры вошли также потери в неоформленных походах: 10 НС, 10 погибло, 4 травмировано, что составило четверть от общих потерь.

Они произошли в известных горных районах, где традиционно проводятся горные походы. При этом на долю Кавказа, как и в предыдущие годы, пришлась наибольшая часть потерь, составившая 69%. Из табл.8 также видно, что в походах 1 - 3 к.сл. произошло 11 НС, где пострадало 25 человек, из которых погибло 15, а в походах 4 - 6 к.сл. в 9 НС пострадало 16 человек и погибло 12. То есть, наибольшее число потерь пришлось в 1990 г. на походы 1 - 3 к.сл., что случилось впервые после 1986 г., когда имел место паритет.

Сравнение абсолютного числа потерь с аналогичными данными за предыдущие годы (1985-1989) показывает, что потери в горном туризме в 1990 году лишь немного уступают рекордному 1989 году (35.44.20 - пострадало 64 человека) и 1987 году (30.47.11 - пострадало 58 человек).

Обобщенные цифры НС за 1990 год по всем видам туризма выглядят следующим образом:

Горный туризм

30.

37.

18.

Пешеходный туризм

10.

11.

4.

Водный туризм

22.

24.

0.

Спелотуризм

1.

1.

0.

Велеотуризм

2.

1.

1.

Лыжный туризм

9.

6.

8.

ВСЕГО:

74.

80.

31.

Из этих данных видно. что НС в горном туризме в 1990 году поставили половину от всех пострадавших по всем видам туризма, т.е. горный туризм по этому показателю сохранил лидирующее положение.

5.2. Более полное представление о количестве потерь в 1990 году и их весовых значениях дают данные, приведенные в табл. 9, где потери соотнесены к количеству участников походов. Эти данные относятся лишь к оформленным в МКК походам, по которым известно число участников. По неоформленным походам и числу их участников данных нет.

В 1990 году категорийные горные походы совершили 3677 групп, в которых участвовало 32779 человек, что заметно меньше, чем в 1989 году (4787 групп, 42394 участника). Тем самым систематическое нарастание количественных показателей (числа групп и участников) в горном туризме, наблюдавшееся все последние годы, прекратилось и пошло на убыль. Суммарные аналогичные показатели по всем видам туризма также снизились (1989 г. 23506 групп, 227890 участников; 1990 г. 18965 групп, 184149 участников). Это можно объяснить как усложнением межнациональных отношений в популярных горных и других районах страны, так и снижением общего уровня жизни в последние годы.

Сравнивая весовые значения потерь в 1990 году с потерями в рекордном 1989 году, мы видим, что общие относительные потери стали выше, чем в любой предыдущий год. Потери достигли значения 0,125% от числа участников, или 1 пострадавший на 800 участников(в 1989 г. - 0,116%, 1:865 чел.). Наибольшее увеличение относительных потерь произошло в походах 1 к.сл. - 0,125%, 1:800 чел. (в 1989 году - 0,02%, 1:4820 чел.). Почти вдвое возросли потери в походах 1-3 к.сл. и составили 0,091%, 1:1100 чел. против 1989 г. - 0,052%, 1:1930 чел. В то же время снизились относительные потери в походах 4 - 6 к.сл. - 0,308%, 1:325 чел. против 1989 г. - 0,5%, 1:200 чел.

Увеличение относительных потерь в походах низких категорий сложности является тревожным фактом, поскольку именно в таких походах молодежь приобщается к горным путешествиям, начинает понимать природу гор, приобретает практические навыки действий, обеспечивающих безопасность. Поэтому возрастание опасности таких, по существу обучающих походов способно снизить привлекательность горного туризма вообще и породить эффект отталкивания, что нельзя считать приемлемым. С другой стороны, это объективно свидетельствует о снижении уровня подготовленности туристов к горным походам и необходимости резкого улучшения качества их обучения.

5.3. Потери горных туристов в период межсезонья в 1990 году (см. табл. 10) явились рекордными за все предыдущие годы. В 12-ти НС пострадало 32 человека, из которых погибло 22, что составило 58,2% от общих потерь за весь год. Напомним, что потери в межсезонье 1989 года составляли 12,5%, а наибольшие потери до этого имели место в 1986 году - 28,8%.

В отличие от предыдущих лет, когда аварии в межсезонье отмечались лишь в походах 1-3 к.сл., в 1990 году впервые произошел НС в походе 4 к.сл. белорусских туристов, когда в майские праздники погибло 5 чел. и 2 обморозились. Крупная авария также произошла в походе 1 к.сл. московских туристов из МГУ в феврале, принесшая 5 смертей и 3 обмороженния. При проведении туриады на склонах Эльбруса в дни майских праздников в походе 3 к.сл. замерзли 5 ленинградских туристов.

Столь высокие потери явились следствием исключительно слабой подготовленности туристов в физическоом, техническом и тактическом, а также психологическом планах. Закономерно, что в специфических условиях межсезонья, характеризующихся частой сменой погоды, выпадением осадков, сходом лавин и др., т.е. в наиболее активный период "жизни" гор, эти недостатки проявляются столь наглядно.

5.4. Изучение обстоятельств возникновения НС позволяет установить, что они порождены типичными для горного туризма видами аварий, которые в 1990 году весьма незначительно отличаются от видов аварий предыдущих лет (см. табл. 11). Однако в этом году имел место и редкий вид аварии - "удушение обвязкой", когда некачественно выполненная обвязка или подвесная система при срывах и зависании на веревке удушают туриста. Подобный вид аварии в горном туризме до этого был зафиксирован однажды, примерно 10 лет назад на Памире на перевале Сасык Вост. 2Б, когда погиб студент МГУ Г.Зверев. В 1990 году случился и относительно редкий вид аварии - обвал карниза, когда спортсмен выходит на карниз, обваливает его и падает вместе с ним.

В табл. 11 приведены данные о распределении НС по вызвавших их видам аварий. Сведения о количестве аварий, числе погибших и травмированных разнесены по категориям сложности походов. В таблицу включены также данные по неоформленным походам, опирающиеся только на сведения из актов КСС. Данные по виду аварий "срывы на склоне" представлены в дифференцированном и итоговом видах с целью более полного понимания обстоятельств аварий в деталях. Здесь показан 31 вид имевших место аварий, тогда как всего НС произошли 30 раз в 30 группах (см. табл 8). Это объясняется тем, что в московской группе из МГУ (поход 1 к.сл. в межсезонье по Дагестану) в течение одного дня с разрывом в несколько часов вначале произошел срыв на снежном склоне 4-х человек, а затем остальные участники группы были снесены лавиной.

Из табл. 11 видно, что по количеству пострадавших первое место, как и в предыдущие годы, занимают срывы на склонах, имевшие место 12 раз, в которых пострадало 19 человек (12 погибших) - 34,5% от общего числа пострадавших. На втором месте (29,2%) - лавинные аварии, случившиеся 5 раз, в которых пострадало 16 человек (11 погибших). На третьем месте замерзание - 9% (погибли 5 человек в одной аварии). Этот вид аварий от переохлаждения организма прежде отмечался редко и не приносил столь ощутимых потерь. Необычно высокими оказались потери от заболеваний - 7,3%, причем отмечена только пневмония. Падения в трещины и утопления дали по 5,5%, что в пределах ежегодных величин.

5.5. В свете имевших место значительных потерь в межсезонье представляет интерес то, как в этот период распределились они по видам аварий (см. табл. 12).

Отмечено 4 вида аварий, в которых пострадало 32 человека (22 погибло). Срывы на склоне дали наибольшие потери - 34,4% и, кроме того, образовали 58% потерь от общегодовых по этому виду аварий. Лавины дали 44% потерь, а в общегодовом плане - 87,5%. Замерзания и обморожения полностью пришлись на межсезонье. Значительный вклад в потери внесли неоформленные группы - 28%, причем обморожение зафиксировано только у этой категории туристов. В актах КСС по НС в межсезонье фигурируют факты отсутствия необходимого снаряжения (веревки, ледорубы), теплой обуви и одежды. Эти данные по межсезонью, когда опасности гор, как всем известно, проявляются наиболее активно, наряду с отмеченной в актах по НС общей туристской неподготовленностью, наглядно свидетельствуют о пренебрежительном отношении к опасностям в горах со стороны самих туристов, а также о чисто формальном, можно сказать безответственном, отношении МКК к проверке подготовленности групп к походам в межсезонье.

5.6. Конкретными причинами НС явились допущенные туристами ошибки, которые представлены в табл. 13, где они распределены по категориям сложности походов. При этом учтено известное обстоятельство, что в каждой аварии, помимо решающей, присутствуют также сопутствующие ошибки, способствовавшие возникновению аварийной ситуации. В таблице выделено 7 типов ошибок, часть из которых представлена дифференцированно.

В колонках таблицы приведены цифры, указывающие зафиксированное число ошибок, в скобках указано число решающих ошибок. Всего выявлено 104 ошибки, из которых 20 оказались решающими, приведшими к НС. Данные по неоформленным группам не приведены, т.к. о них нет необходимых сведений. Рассмотрим подробнее выделенные в табл. 13 группы ошибок.

5.6.1. Тип "плохая подготовленность" объединяет в себе самую большую группу ошибок и отражает факты проявления разных сторон исходной неподготовленности туристов. Этот тип ошибок, как и в прошлые годы, является самым многочисленным - 51 случай проявления, что составило 50% от всех выявленных ошибок. Здесь прежде всего сгруппированы ошибки, которые в анализах НС отмечены как косвенные, способствовавшие созданию аварийной ситуации. Однако в четырех случаях исходная неподготовленность (физическая - начальное состояние здоровья) оказалась главной. Все эти случаи сопряжены с заболеваниями во время похода. Причем в трех случаях имела место успешная эвакуация с последующим лечением в больнице, а в одном заболевание закончилось смертью. Это произошло в группе туристов из Львова, руководитель Лоевский И.Ю., совершавшей поход 4 к.сл. в Фанских горах. 28 июля примерно в 14 часов группа поднялась на пер.Кальгаспорный (2Б, 4650 м.). Готовили обед и спуск с перевала, обрабатывали склон. Участник группы Баранич М.А. почувствовал недомогание. Решено было заночевать на перевале. Вечером он обратился к врачу, который предположил воспаление легких и начал лечение медикаментами. Ночью больному стало хуже, врач за ним следил, но к утру он был уже без сознания. Рано утром группа начала спуск в долину реки Сурхоб. Больного спускали в "коконе". Спуск с перевала до морены ледника закончился в 2 часа ночи. В это время обнаружили, что больной уже умер. В условиях значительной высоты и сложного рельефа группа действовала достаточно оперативно. Понять из имеющихся сведений, насколько квалифицированно действовал врач и были ли у него необходимые медикаменты, а также производился ли контроль за состоянием больного во время спуска, трудно. Этот случай служит серьезным напоминанием о чрезвычайно опасном характере заболевания пневмонией на больших высотах и о необходимости очень оперативных действий для избежания трагедии.

Из общего числа ошибок по типу "плохая подготовленность" на походы 1-3 к.сл. приходятся 34 ошибки - 68%, в том числе 3 решающие ошибки из 4-х; на походы 4-6 к.сл. - 16 ошибок (1 решающая), 32%. Среди частных типов главенствуют техническая, тактическая и физическая неподготовленность (суммарно 31 ошибка), приходящиеся в основном на походы 1-3 к.сл. Подобные же частные ошибки в походах 4-6 к.сл. отмечены 11 раз, что по сравнению в 1989 годом (всего 1 ошибка) является многократным увеличением, вызывающим серьезную озабоченность.

Частные ошибки типа "незнание района похода, местонахождения и трудности препятствия" отмечены 13 раз - 26% и остаются на высоком уровне. Эти ошибки пришлись в основном на походы 1 к.сл.

5.6.2. Тип "технические ошибки" объединяет три подтипа частных ошибок, характеризующих конкретные формы их проявления. Как и в предыдущие годы, такие ошибки относительно общего их числа заняли одно из ведущих мест (9 случаев - 9%), а по числу решающих ошибок вышли, как и прежде, на 1 место - 7 ошибок (35% от всех решающих ошибок). При этом обращает внимание, что в рассматриваемом году имели место лишь отсутствие страховки и некачественная страховка, чаще всего случавшиеся в походах 5 и 6 к.сл., т.е. в походах, где подобные ошибки в силу достаточной опытности туристов, казалось бы, не должны быть.

5.6.2.1. НС из-за отсутствия страховки произошел, например, в группе туристов из Риги, руководитель Юцявичус А.И., совершавшей поход 6 к.сл. на Алтае. В соответствии с планом маршрута группа побывала на Западной и на Восточной вершинах Белухи и находилась на плато. Участник Хвойницкий З., желая сделать при хорошей погоде фотоснимки, несмотря на предупреждения об осторожности, отстегнулся от страховочной веревки и отошел в сторону. При этом он встал на карниз, который обвалился и увлек его за собой на глубину более 1000 м. в западный цирк ледника Менсу. Тело пострадавшего, несмотря на поиски, найдено не было.

5.6.2.2. Группа туристов из Челябинска, совершавшая некатегорийный поход с элементами 5 к.сл. в Матче, поднялась на пер. З.Вадиф, 3А с юга и примерно в 14 часов начала спуск на север. Погода была пасмурной, редкие осадки в виде изморози, видимость достаточная - просматривался весь спуск. Первым шел участник Комолов С.Ф., ранее проходивший этот перевал. Группа спускалась тремя двойками, преодолела снежный склон, бергшрунд и вышла на ледовый склон крутизной до 40 градусов. После подхода к концу веревки Комолов закрепил его на ледобуре, организовал лоханку для приема остальных, куда следом спустился Сметанин, передавший Комолову новую веревку. Во время ее встегивания в карабин он нечаянно ее выпустил и веревка ускользнула от него вниз примерно на 15 метров. Комолов не стал дожидаться подхода следующих участников, у которых была веревка, отстегнулся от самостраховки и в кошках на передних зубьях с ледорубом и надетым рюкзаком начал спускаться вниз за веревкой. Пройдя несколько метров, Комолов поскользнулся и упал. Несмотря на попытки зарубиться на твердом льду, он пролетел по склону около 350 метров. Спустившаяся к нему через 2-2.5 часа группа обнаружила, что он мертв.

В обоих приведенных случаях помимо решающей ошибки (отсутствия страховки) видно, что туристы проявили легкомысленное пренебрежение к опасности, недисциплинированность и тем самым подготовили трагедию.

Примеры некачественной страховки и самостраховки.

5.6.2.3. Группа туристов из Минска, руководитель Тишин Ю.В., совершая поход 5 к.сл. в Фанских горах, спускалась с пер. Мирали (3А) в сторону оз. Мутного в благоприятную погоду во второй половине дня. Спуск осуществлялся по сброшенной вниз через "бараний лоб" дюльферной веревке, имевшей верхнее закрепление в том месте и тем способом, которые не раз использовали туристы на этом популярном перевале. Веревка имела несколько перегибов через скалы и наблюдать спускающегося можно было только в верхней части.

От шума соседнего водопада голосовая связь была практически невозможна. Спускавшийся первым руководитель группы, достигнув нижней полки, должен был подать сигнал подергива-нием веревки. Однако, сигнала от него не последовало. Оставшиеся, посовещавшись, направили в обход по леднику двойку, которая обнаружила Тишина висящим на веревке без признаков жизни в 10-ти метрах выше полки. Был обрезан конец петли к жумару, на котором он завис, и тело было спущено на полку. По мнению КСС Тишин допустил ошибку в определении длины петли от грудной обвязки до жумара. На пострадавшем была нестандартная и неотрегулирован-ная обвязка. По всей видимости, при перестежке спусковой системы на жумар произошел срыв и зависание на жумаре. Система обвязки съехала вверх и произошло сдавливание дыхательных путей, т.е. удушение. Помимо решающей ошибки здесь нетрудно видеть и сопутствующие. Это прежде всего неудачный выбор места и способа спуска, который исключал визуальную и голосовую связь на самом ответственном месте. Вдобавок стало ясно, что полка, на которую собиралась спуститься группа, обильно поливается водой, стекающей с мокрых скал. Двойка, снимавшая тело Тишина, очень быстро промокла и замерзла. Не было учтено, что этот участок принято проходить в ранние утренние часы. Очевидно сработал аргумент: "ведь до нас здесь так уже проходили", который снимал нужду поразмыслить. В связи с этим можно упрекнуть МКК, которая обязана была обратить внимание на особенности перевала. Группа также оказалась недостаточно подготовленной к экстремальной ситуации: участники долго "раскачивались", обсуждали что делать, искали пути как добраться и увидеть Тишина. На все это ушло 1,5-2 часа.

5.6.2.4. Другим примером некачественной (ненадежной) страховки может служить НС в группе туристов из г. Чебоксары, совершавшей поход 1 к.сл., руководитель Ефимова Т.А. по З.Кавказу. После подъема на пер.Халега, н/к, участница Ращепкина Н.А. пыталась самостоятельно вдвоем со школьником найти перевал Марухский. При наборе высоты по С.Марухскому леднику эта двойка по ошибке вышла на пер.З.Каракайский. Прочитав перевальную записку и поняв ошибку, Ращепкина предприняла попытку спуститься в верхние разломы Ю.Марухского ледника. В связи с неопытностью она сорвалась на спуске по снежному склону. Страховавший ее школьник не сумел удержать грузную женщину весом 112 кг и сорвался следом за ней. Оба упали в бергшрунд. Ращепкина сломала ногу. При таком соотношении масс страхуемого и страхующего, с учетом неопытности обоих, случившийся срыв страхующего - закономерное следствие. Здесь же незнание района, препятствия, недисциплини-рованность, пренебрежение опасностью.

5.7. Тактические ошибки выявлены 23 раза, при этом 5 ошибок оказались решающими. Этот тип ошибок занимает второе место как и в прежние годы и сохраняет одно из лидирующих положений. Самое большое число ошибок допущено в походах 1 к.сл., затем следуют походы 5 и 6 к.сл. Среди подтипов тактических ошибок на первом месте "неумение прогнозировать опасность" (7 ошибок против 5-ти в 1989 г.), что свидетельствует об общем низком уровне подготовленности прежде всего руководителей походов и наметившейся тенденции в этом направлении. Традиционно высок вклад ошибок типа "поздний выход" (3 ошибки, из которых 1 решающая), "неверный выбор пути движения" (5 ошибок, 1 решающая), "движение в непогоду" (3 ошибки, 2 решающие).

Приведем описания некоторых НС, возникших вследствие тактических ошибок.

5.7.1. НС из-за выхода на маршрут после длительной непогоды произошел в группе туристов из Минска, руководитель Загорец В.С., совершавшей поход 4 к.с. в Чечено-Ингушетии в межсезонье. 29 апреля группа двигалась от Казбегской ГЭС вдоль реки Кистинки в плохую погоду: попеременно шел дождь, снег, и подошла к леднику Кибеша. На следующий день в условиях ухудшившейся погоды группа поднялась на пер.Н.Рушевой (1Б) и спустилась на другую сторону. Погода продолжала ухудшаться и ночевка на месте спуска с перевала показалась опасной из-за возможного схода лавин. Поэтому группа решила подняться на соседнюю седловину, которую посчитала перевалом Хрустальный (2Б), ведущим в соседнюю более широкую и потому менее лавиноопасную долину. Потом выяснится, что перевал оказался ложным и вел в цирк очередного притока все той же реки Шадон. На седловине группа заночевала. Погода еще более ухудшилась. Группа отсиживалась в палатках, потом в вырытой пещере. Кончилось горючее, продукты были на исходе. Когда утром 3 мая погода несколько улучшилась, группа решила спускаться, полагая, что она выйдет в более широкую долину реки Джута. В начале на участке небольшой крутизны спускались на три такта прямо вниз. На склоне лежал глубокий (50-70 см) свежевыпавший снег. После небольшого плато для дальнейшего спуска выбрали наиболее широкий кулуар. Шли придерживаясь его середины, двигаясь по склону крутизной 25 градусов по вертикали вниз, некоторые глиссировали, а кое-кто съезжал на "пятой точке". Передние уже подходили к месту выполаживания, когда сошла лавина, раскидавшая всех участников. Из 10 участников группы 5 погибло, а двое получили обморожения. Оставшиеся в живых организовали поиск и нашли четверых, оживить которых не удалось. Тело пятого было найдено лишь 18 мая. В этом происшествии решающая ошибка очевидна. Возникновению аварии содействовало и то, что участники, забыв об осторожности, глиссированием и качением на "пятой точке" во многих местах пробороздили глубокий рыхлый снег на склоне, чем способствовали сходу лавины. Для спуска ошибочно было выбрано дно ложбины, тогда как (по замечанию КСС) имелись боковые моренные гряды, движение по которым было бы более длительным, но безопасным.

5.7.2. НС из-за позднего выхода произошел в группе московских туристов, руководитель Либерман М.А., совершавшей поход 5 к.сл. в Фанских горах. 14 июля после прохождения пер.Амшут (1Б) группа поднялась на морену ледника Двойной и остановилась под перевалом Блок (3А). В оставшееся время дня участники навесили перила - 3 по 40 метров от бергшрунда до границы льда и скал. На следующий день два участника почувствовали недомогание и остались в лагере, а пятеро других решили совершить радиальный подъем на пер. Блок с возвращением по пути подъёма. Из лагеря вышли в 9 часов и на перевале были в 15.30. Через полчаса начали спуск. Примерно в 17 часов, когда группа работала на склоне, возник камнепад со скал, обрамляющих перевал. Участник Юдкевич М.М., находившийся в этот момент на самостраховке, был поражен камнем в голову. Подошедшие к нему после камнепада товарищи уже не обнаружили у него признаков жизни. Выйди группа на восхождением не в 9, а в 6 утра, трагедии могло не быть. Подробных сведений по этому НС нет, поэтому нет ясности, была ли на пострадавшем каска, на каком участке склона (на скалах или на льду) произошла трагедия, было ли наблюдение за склоном.

5.7.3. НС из-за выбора неправильного пути движения произошел в ленинградской группе, руководитель Кондаков К.В., совершавшей поход 5 к.сл. по Ц.Тянь-Шаню, хр. Сарыджаз. 25 июля группа подошла к морене ледника Мраморная Стена и остановилась под С.- В. ребром пика Карлытау. С вечера и до 14 часов следующего дня был обильный снегопад. После его окончания на предполагаемом пути подъема по ребру на перевал Карлытау группа навесила 160 метров перил. 27 июля в 6.30 утра группа вышла из лагеря на перевал. Дополнительно было навешено еще 80 метров перил. Поднявшись на седловину в ребре, группа тремя связками продолжила подъем по ребру. На склоне крутизной 40 градусов был глубокий снег. Группа подошла под ледовые лбы и участки ледопада. Первая двойка Васин В.В. и Кондаков К.В. обогнула ледовый лоб слева, прошла траверсом над ним вправо около 30 метров и затем продолжила движение прямо вверх. Лидер двойки Васин поднялся на 10 метров и в этот момент произошел отрыв снежной доски, верхняя граница которого находилась выше следов траверса двойки, правая граница отрыва пришлась на вертикальную линию их движения, а левая граница совпала с вертикальной линией обхода ледового лба. Возникшая снежная лавина сбила всю группу. Васин и Кондаков были сброшены в сторону ледника Мраморная Стена по склону крутизной до 60 градусов, имеющему сбросы и трещины, протяженностью до 1,5 км. Вторая связка была увлечена лавиной по левому склону ребра примерно на 150 метров и сама сумела выбраться из снега. Третья связка остановилась вблизи второй и также выбралась сама. Поиски тел погибших не дали результатов. Группа подрезала склон и своими следами наметила контуры доски, которая не замедлила оторваться от склона. Серьезной причиной аварии стало и то, что группа начала подъем на сложный перевал сразу же после длительной непогоды, что она преодолевала лавиноопасный участок в 13.30 дня, когда склон давно был освещен солнцем. В действиях группы просматривается пренебрежение опасностью, торопливость, а также явный изъян в тактическом плане прохождения этого перевала.

5.7.4. Выход в плохую погоду привел к НС в группе из Смоленска, руководитель Будакова Л.А., совершавшей поход 1 к.сл. в межсезонье в Дигории. 5 мая, после спуска с перевала Гулар (н/к), группа остановилась на ночлег, где встретилась с группой туристов из Ростова-на-Дону, руководитель Петракова, совершавшей пешеходный поход 2 к.с. Весь следующий день группы отсиживались в лагере из-за непогоды. 7 мая, когда еще продолжал идти снег, группы решили организовать совместную разведку (один из горной группы и двое из пешеходной) дальнейшего пути. По плану это старая дорога геологов, которую и надо было найти. Тройка вышла из лагеря в 6 утра и начала подъем на гребень отрога, где предполагалась дорога. Поднимались по глубокому снегу, при снегопаде и плохой видимости. Внезапно сверху сошла лавина и снесла всех троих. Двое из пешей группы Голенков и Шубин, полузасыпанные снегом, были прижаты к деревьям находившегося внизу лесочка, получили легкие травмы и ушибы и сами откопались. Третьего - Вихрова С.Г. они нашли метрах в 30-ти ниже уже мертвого и оттащили его в сторону под деревья. Тело погибшего транспортировали туристы, а затем работники Дигорского КСО. Здесь причина аварии в том, что туристы вышли на склон при плохой видимости и длительном снегопаде, когда с открытых склонов накапливающийся снег активно скатывается в виде лавин. НС обнаружил слабую подготовленность к походу участников и руководителей обеих групп. Они плохо знали район похода, не умели ориентироваться на местности в сложных метеоусловиях и, очевидно, плохо представляли себе опасности гор вообще и в межсезонье особенно.

5.7.5. Другой НС по причине движения в непогоду произошел с московской группой из МГУ, совершавшей поход 3 к.сл. в Приэльбрусье в межсезонье. Группа (руководитель А.Леонтович) намеревалась подняться на Эльбрус. Несмотря на предупреждение о штормовой погоде и запрете на восхождение со стороны КСС, группа 31 мая поднялась на седловину между вершинами, откуда была буквально сдута ураганным ветром. Участники покатились по склону, в результате чего двое получили травмы. Возникновению аварии способствовало то, что группа пренебрегла опасностью и проявила недисциплинированность.

5.8. "Слабое руководство" - традиционный тип ошибок, повторяющийся из года в год. В 1990 году этот показатель четко проявился 5 раз, причем однажды явился главной причиной крупной аварии, в которой пострадало 8 человек (5 погибло, 3 травмировано). По сравнению с показателями 1989 года (12 ошибок без решающих) имеет место снижение количества подобного рода ошибок. Но последствия аварий в рассматриваемом году несопоставимы с показателями прошлого года. Анализ НС убедительно показывает, что роль руководителя в происшедших авариях весьма значительна. Анализы прошлых лет говорят, что большинство тактических, технических и организационных ошибок обусловлены прежде всего слабым руководством. Однако в документах, поступающих от КСС и МКК этот показатель часто остается в тени и не раскрывается с достаточной полнотой.

5.8.1. В качестве примера приведем НС, происшедший с группой московских туристов из МГУ, руководитель Шарабрин В.Л., совершавшей в межсезонье поход 1 к.сл. в Дагестане. Группа образовалась в результате слияния двух групп, утвержденных МКК МГУ и планировавших походы 2 к.сл. (руководитель Лебедев К.Д.) и 1 к.сл. (руководитель Шарабрин В.Л.). Слияние групп произошло в поезде, когда обнаружилось, что явилось только 8 участников, в том числе оба руководителя, а также два незаявленных участника Шакина О. и Егоров Г.В. Договорились, что совершат утвержденный МКК поход 1 к.сл., а руководить им будет Шарабрин. Как потом выяснилось, 50% участников этой объединенной группы не имели горного опыта и формально она не имела права выходить на маршрут. Тем не менее Лебедев и Шарабрин сообщили в МКК и КСС о начале походов по утвержденным маршрутам и составам групп, т.е. сообщили ложную информацию. 30 и 31 января группа двигалась от поселка Гилиб вверх по долине реки Ойсор к запланированному перевалу Бядзеб (1А). Решили подниматься на перевал не общепринятым путем, указанным в маршрутных документах, а по гребню с подъемом на г. Гуммакал с последующим спуском по хребту на седловину перевала Бядзеб. Подняться на вершину в тот же день группа не сумела и организовала ночлег на высоте 3200 м на склонах вершины. Следует отметить, что утвержденный график маршрута предусматривал ночевки только в помещениях. 2 февраля группа продолжила подъем и в 14 часов вышла на гребень хребта около вершины. В этот момент участник Гайдук сообщил об обморожении у него ног. От запланированного графика группа отставала уже на 2 дня. Оценив путь на седловину пер. Бядзеб как достаточно долгий и трудоемкий, в целях скорейшей эвакуации больного, группа решает начать немедленный спуск в долину реки Бядзебор, сохраняя прежнее запланированное направление движения, т.е. выбирает неизведанный и, как потом оказалось, более сложный путь при наличии в группе больного. После двух часов спуска группа подошла к скальным сбросам, которыми долина ручья Нехтильор, вдоль которого спускалась группа, обрывалась в долину реки Бядзебор, и решили заночевать. 3 февраля после разведки группа начинает спускаться в обход сбросов, траверсируя заснеженный цирк. Группа разделилась на две подгруппы - пятерку и тройку во главе с Лебедевым и Шарабриным соответственно. Примерно через 2 часа первая пятерка подошла к снежному кулуару крутизной 20-25 градусов в верхней части и, желая пересечь его, спустилась на его дно. Шедший первым Кочетков сообщил, что подъем на противоположный борт неудобен и попросил разрешения спуститься ниже, примерно на 150 м, где, по его мнению, есть более удобный выход из кулуара. Лебедев дает разрешение, хотя сам не видит всего пути спуска. Кочетов спустился примерно на 80 м, оказался на участке с более уплотненным фирном, сорвался и, не сумев задержаться, исчез за поворотом кулуара. Лебедев, приказав остальным оставаться на месте, вышел из кулуара и поднялся на гребешок, пытаясь понять линию падения Кочетова. Тем временем трое оставшихся, несмотря на запрет, начали спуск по следам Кочетова и, поочередно срываясь, исчезали за поворотом кулуара. Четверо оставшихся, учитывая сложность прямого спуска вниз и отсутствие специального снаряжения и навыков, а также наличие больного, решают идти намеченным ранее путем, пересекая кулуар напрямую. В 19.30 при свете полной луны они вышли к участку снежного склона крутизной до 30 градусов и шириной около 30 м, заключенному между гребнем, спускающимся в долину р.Бядзеб, и скальными выходами. Решают пересечь этот склон и выйти на указанный гребень. Когда шедший первым Егоров прошел половину пути, со склона сошла снежная доска, оторвавшаяся в нескольких метрах выше людей. Лавиной всех унесло вниз. Трое были засыпаны неглубоко и самы выбрались из снега, получив легкие травмы и ушибы. Поиск Гайдука результатов не дал, хотя его рюкзак был на поверхности. Его тело было найдено лишь 7 февраля спасотрядом из Махачкалы. Лебедев, Шарабрин и Егоров, "схватив" холодную ночевку, на следующий день обнаружили тела 4-х сорвавшихся ранее, под водопадом, которым заканчивался кулуар. Погода все это время была ясной, но ветренной и холодной. Из описания НС видно, что группа и ее руководитель не были готовы к походу в зимнее время: отсутствовало необходимое снаряжение, теплая одежда, половина участников не имела горного опыта, план похода, предусматривавший ночлеги только в помещениях, был заведомо невыполним. Было допущено множество тактических и технических ошибок: невырубание ступеней на спуске по фирновому склону, отсутствие страховки на сложных участках, необоснованные решение продолжить маршрут с заболевшим участником по неизведанному пути вместо быстрого возврата по своим же следам. Возникновению аварии способствовала крайняя недисциплинированность участников. Они не выполняли приказ стоять на месте и продолжали движение к опасному месту, где только что на их глазах сорвался шедший первым участник. К этому следует добавить сравнительно редко встречающийся факт направления ложной информации в МКК и КСС, т.е. попросту обман. Столь большой набор всевозможных ошибок, приведших группу к тяжелой аварии, мог возникнуть только при очень слабом руководстве.

5.9. "Недисциплинированность и одиночное хождение" четко зафиксированы 5 раз, при этом дважды это явилось причиной аварий. По сравнению с предыдущим годом (3 ошибки, 2 решающие) имеет место заметное увеличение таких ошибок. Как правило, они совершаются в весьма простых ситуациях. Покажем это на примерах.

5.9.1. Группа московских студентов из МИФИ совершала поход 1 к.сл. в Приэльбрусье в летнее время. Согласно плану она сделала радиальный выход и тем же путем по знакомой тропе спускалась от "песчаной гостиницы" на ледник Большой Азау. После обхода слева "бараньих лбов" обнаружилось, что два участника отстали и стали выполнять обход справа. Руководитель остановил их криками, услышав которые, один из них повернул назад и через 5-8 минут присоединился к группе. Другой участник, Прасолов С.В., не послушал команды руководителя и продолжил спуск прямо через бараньи лбы. Два участника подошли снизу возможно ближе к скалам и вновь потребовали его возвращения назад, на тропу. Однако Прасолов не отказался от своего намерения, сорвался и упал в довольно глубокий рантклюфт с водой. Поиски спасателей, начатые через 2 часа, не дали результатов - по-видимому, он "ушел" под ледник.

5.9.2. Группа туристов из города Мангышлак, руководитель Гува В.Я., совершавшая на Ц.Кавказе поход 5 к.сл., в 6.30 утра при хорошей погоде начала движение от поляны "Микелай" на Караугомском леднике с целью достигнуть Караугомского плато. Поднимаясь в связках, кошках и касках на одном из участков верхнего ледопада руководитель, не найдя кратчайшего пути, послал группу в обход, а сам решил в одиночку подняться напрямую. На неопасном, по его мнению, участке, он поскользнулся, прокатился около 7 метров и упал в трещину, где заклинился вниз головой на глубине около 6 метров. Через 5-6 минут группа, встревоженная его отсутствием вернулась назад, и извлекла его из трещины. С черепно-мозговой травмой и ушибом грудной клетки Гува был доведен до поляны Микелай и эвакуирован вертолетом. Хорошо, что группа быстро и оперативно организовала поиски и извлечение своего руководителя из трещины, и что в ней на той глубине не было воды. Но как может руководитель группы, опытный турист, после неудачной попытки всей группы с применением страховки пройти сложный участок предпринять вновь такую же попытку, но уже в одиночку? Он допустил легкомыслие и безответственность и к себе, и к группе, и к судьбе похода.

Следует подчеркнуть, что недисциплинированность и одиночное хождение, как причина НС, в горном туризме стали регулярным и весомым фактором.

5.10. Пренебрежение опасностями гор, как ошибка, стало выделяться в анализах НС лишь последние годы. В 1990 году эта ошибка явно проявилась в 6-ти случаях в качестве косвенной причины аварии, т.е. в количественном отношении изменений по отношению к 1989 году не произошло. Этот тип ошибок имеет несколько обобщенный характер. По существу пренебрежительное отношение к опасностям гор и непринятие соответствующих мер безопасности косвенно участвует практически во всех авариях, возникших из-за технических и тактических ошибок. Именно это порождает недисциплинированность и одиночное хождение, толкает на нарушение "Правил". В основе такого отношения лежит плохое знание особенностей горной природы, ее специфики, нежелание считаться с ними. В приведенных выше описаниях НС такое отношение туристов к горам проступает достаточно наглядно.

5.11. В 6-ти НС имели место явные нарушения "Правил проведения туристских спортивных походов", что в два раза меньше, чем в 1989 году. Отрадный факт - нарушение "Правил" со стороны МКК выявлено только один раз (против 9-ти случаев в прошлом году). Однако в этом единственном случае погибло 5 человек и травмированы трое. Кроме того, в приведенных выше описаниях НС содержатся неоднократно замечания в адрес МКК, которые формально не могут быть отнесены к нарушениям "Правил". Тем не менее эти замечания характеризуют качество работы МКК.

Показатели нарушения "Правил", допущенных спортивными группами не отличаются от таковых за последние годы.

6. Выводы по сезону 1990 года.

Обобщая изложенное выше по анализу НС в сезоне 1990 года можно прийти к следующим заключениям.

7.1. Абсолютное число потерь в горном туризме за 1990 год (55 пострадавших) по сравнению с 1989 годом (64 пострадавших) несколько снизилось и составило половину суммарных потерь по всем видам туризма. Горный туризм, как и в предыдущие годы, главный источник НС в туризме. Несмотря на некоторое снижение абсолютных потерь, относительные потери в категорийных горных походах заметно возросли. Если в 1989 году пострадал один из 865 участников горных походов, то в 1990 году один из 800. Такая подвижка произошла за счет походов 1-3 к.сл., где соотношение потерь 1:1930 в 1989 году приняло значение 1:1100 в 1990 году, причем главный вклад сделан походами 1 к.сл., где соотношение изменилось с 1:4820 на 1:950. Тем самым подтверждается наметившаяся тенденция роста относительных потерь в менее сложных походах.

Продолжающееся в последние два года увеличение потерь говорит о тенденции ухудшения состояния дел с проблемой безопасности в горном туризме. Особую тревогу вызывают резко возросшие потери в межсезонье, которые в 1990 году составили 58,2% от общегодовых в горном туризме. Причем наибольший вклад опять таки внесли походы 1 к.сл. Этот факт позволяет считать, что именно в межсезонье более всего проявились просчеты в работе, направленной на обеспечение безопасности горных походов.

7.2. Наибольший урон в 1990 году горные туристы как и ранее понесли из-за срывов на склонах и от лавин. Непосредственными причинами НС в подавляющем числе случаев, как и в предыдущие годы, явились технические и тактические ошибки, допущенные туристами при преодолении препятствий. В то же время статистические данные явственно указывают на основополагающую причину - слабую исходную подготовленность туристов, которая более всего сказывается в походах малой сложности, и которая в последние годы более часто отмечается у руководителей походов. Последнее, учитывая исключительно важную роль руководителя похода в обеспечении безопасности, вызывает серьезную озабоченность и требует принятия оперативных мер. В этой связи для снижения аварийности представляется целесообразным введение изменений в действующие "Правила проведения спортивных туристских походов" с тем, чтобы руководителем горных походов любой сложности мог быть только инструктор, обладающий походным опытом и навыками обучения, что особенно важно для походов 1-3 к.сл. Одновременно это будет способствовать повышению безопасности походов в межсезонье, в которых наблюдается резкое увеличение потерь.

7.3. В последние годы систематически отмечаются недостатки в работе МКК, снижение качества их работы. Результаты анализа НС за 1990 год не явились исключением и подтверждают эту неблагоприятную тенденцию. Эти недостатки проявляются в небрежном, формальном и порой безответственном подходе к рассмотрению заявочных документов, а подчас выливаются в нарушение "Правил". Такое состояние дел, учитывая чрезвычайно важную роль МКК в профилактике НС в горных походах, нельзя считать нормальным. Более того, оно требует принятия оперативных мер по улучшению качества работы горных МКК.

7.4. Настоящий анализ НС мог бы быть намного лучше и полнее, если бы имелись результаты разборов местных МКК по всем происшедшим НС. Трудно объяснить такое безразличие с их стороны к авариям, которые случились в утвержденных ими походах, к результатам своей деятельности. Следует также отметить, что присылаемые материалы страдают отрывочностью и отсутствием всех необходимых данных. Так, не указывается весь маршрут похода, не сообщается в какой день пути и на каком участке нитки похода произошла авария, не анализируется предыстория НС, назревание аварии и лишь кратко описывается сам эпизод. Нередко описание причин аварии сводится к кратким замечаниям типа "сход лавины", "срыв на склоне". За очень редким исключением не прилагаются схемы и фото места аварий. Тем самым МКК сами лишают себя и туристов возможности извлечь более полный урок на будущее из горького опыта. Подобное можно объяснить тем, что члены МКК так и не понимают значения совершаемых туристами ошибок в возникновении аварий, либо же сказывается недостаточная квалификация для глубокого разбора обстоятельств НС. Возможно проявляется вполне объяснимое желание "не выносить сор из избы".

7.5. В приведенном анализе, как и в предыдущие годы, помимо показателей относительных потерь и распределения ошибок (см.табл. №№ 9,14) учтены также потери в неоформленных походах, которые после аварии в горах попали в сферу действия туристкой КСС. Сведения о них, несмотря на их скудность, пополняют статистику НС о характере и причинах аварий в горном туризме.

7. Несчастные случаи в пешеходных походах в горах.

Выше отмечалось, что из-за отсутствия достаточно полных данных в приведенном выше анализе не рассмотрены аварии и НС в пешеходном туризме, возникшие при проведении походов в горах. В то же время известно, что в пешеходном туризме широко практикуются походы в горах с использованием перевалов, в том числе классифицированных перевалов высокой трудности. Даже имеющиеся материалы создают вполне четкое впечатление о том, что основные потери пешеходного туризма приходятся на походы в горных районах. Ввиду этого даже краткое рассмотрение некоторых их этих происшествий представляет большой интерес, так как это расширяет объем информации по НС в горах и дает возможность извлечь больше уроков. Обратимся к нескольким примерам из последних лет.

7.1. В ноябре 1988 года группа студентов Уральского государственного Университета совершала пешеходный некатегорированный поход (руководитель Плотников И.И.) по Северному Уралу в районе г.Конжаковский Камень. 4 ноября группа совершала переход с реки Конжаковка в долину реки 1-я Серебрянка с траверсом горы Трапеция выше границы леса. При спуске участник Беклемешев А.Л. получил травму ноги и самостоятельно передвигаться не мог. Группа спустила пострадавшего на плато к старой избе геологов. В это время погода уже испортилась: снизилась видимость, подул сильный ветер, температура упала до -12 градусов. Возле развалин избы пытались отогреть пострадавшего. С трудом развели костер и сумели приготовить чай только для пострадавшего. Погода ухудшилась, пошел снег. Группа "схватила" холодную ночевку. На следующий день, оставив часть снаряжения, начали спуск вниз в долину реки Полуденная, транспортируя пострадавшего на волокуше. Внизу во время поиска места ночлега руководитель группы Плотников И.И. и несколько участников при переходе через речку промочили ноги. На ночь устроили большой костер в защищенном от ветра месте. Плотников И.И. уже чувствовал себя плохо и его подвели к костру, поскольку сам он уже идти не мог. Его пытались расшевелить, не дать уснуть, но несмотря на это он все же уснул и ночью скончался. Группа за два дня вышла к г.Карпинску. Из группы в 13 человек один погиб, а все остальные получили обморожения разной степени, причем у пятерых были ампутированы части конечностей.

В материалах НС отмечена слабая подготовленность руководителя и участников, плохое знание района похода, неумение действовать в экстремальных условиях, а также нарушения "Правил" в части организации походов в межсезонье. Кроме того, МКК не рассматривала документы на маршрут, два человека не были заявлены в маршрутном листе.

7.2. В ноябре 1988 года группа школьников из г.Туапсе совместно со своими московскими сверстниками из дома пионеров и школьников № 1 Кировского района г.Москвы (всего 17 человек, руководитель Баклан С.Н.) совершала пешеходный некатегорированный поход по хребту Грачев Венец с перевалами Семашхо-2 и Пихтовый. 9 ноября группа находилась в хребте Грачев Венец, попала в сложные метеоусловия и попыталась пройти к приюту Семашхо-2. В районе горы Батарейная группа попала в циклон, стало холодно, ухудшилась видимость, что затруднило движение. Участники устали, переохладились. При подходе к перевалу Семашхо-2 участник Долматов А.В. почувствовал сильное недомогание и был срочно транспортирован на приют Семашхо-2, где несмотря на оказанную ему помощь (согревание, растирание, искусственное дыхание) он через 3-4 часа скончался. Еще два школьника получили обморожение кистей 2-й степени.

Основной причиной НС в документах названо сильное переохлаждение участников, отмечено плохое знание района похода московскими школьниками. Другие причины и недостатки не обнаружены. Остался неясным вопрос: почему же произошло это переохлаждение и что этому способствовало? Несмотря на немногословие документов очевидным является слабая подготовленность школьников к многодневному походу в межсезонье, слабая их экипировка и незнание района похода. Возникает мнение, что выбранный график движения по маршруту был слишком насыщенным и оказался явно не по силам 13 - 14 летним школьникам и что имело место слабое руководство.

7.3. В июле-августе 1989 года группа туристов из Запорожья совершала пешеходный поход 5 к.сл. на Камчатке (руководитель Кукуй А.С.) с подъемом на несколько вулканов. 8.05.89 г. группа подошла к вулкану Желтовского. Вечером перед ужином резко ухудшилось здоровье участника Корчевского С.Е. 9-го августа весь день группа транспортировала пострадавшего, который был без сознания, оказывала ему помощь всеми доступными средствами. Два участника были отправлены за помощью. Однако утром 10.08.89 Корчевский С.Е. скончался от прободной язвы двенадцатиперстной кишки и желчного перитонита. Основной причиной НС явилось, таким образом, исходно слабое состояние здоровья, т.е. плохая физическая подготовленность.

7.4. В начале мая 1989 г. несколько групп, входивших в состав семинара СТП пешеходного туризма, совершали учебно-тренировочные походы на южных отрогах Гиссарского хребта (долина р.Сиама). 6.05.89 г. две группы, выполнявшие походы 2 и 3 к.сл., совершали подъем на перевал Рыжий 1Б, 3600 м в ясную солнечную погоду. До этого несколько дней непогоды, сильные снегопады, туман. В силу этого группы не сумели найти перевал на местности и вышли на другую седловину. После выявления ошибки, примерно в 10.30, группы решили, траверсируя склон, выйти в цирк требуемого перевала и осуществить на него подъем. На склоне крутизной 25 градусов свежий снег глубиной 40 см. Шли плотно, не соблюдая дистанции, подрезая склон. Лавина не замедлила появиться. Она сошла по фронту около 80 м и захватила две группы, шедшие практически без разрыва. В результате в небыстро сходившей лавине погибло 5 человек. В материалах НС отмечается, что решающей ошибкой явился выбор неверного пути движения с подрезанием склона, перегруженного свежевыпавшим снегом, движение сразу после длительной непогоды; на лавиноопасном склоне не соблюдалась дистанция, не были расстегнуты поясные ремни рюкзаков, не выпущены лавинные шнуры. Отмечено слабое руководство школы и групп. Дополнительно следует отметить, что МКК утверждала эти походы без учета требований по межсезонью, т.е. допустила нарушения "Правил", поскольку опыт руководителей обоих пострадавших групп был недостаточен для условий межсезонья. Налицо целый набор тактических, технических и организационных ошибок.

7.5. В апреле 1989 г. группа туристов Минского Университета (руководитель Канаш Г.) совершала пешеходный поход 3 к.сл. на Ю.-З. Тянь-Шане в массиве Чимган. 29-го апреля она двигалась к перевалу Туманный, заблудилась и вышла на вершинный гребень пика Охотничий. Спуск вначале осуществлялся с помощью перил. Когда склон стал положе, каждый участник стал спускаться самостоятельно. Участницы Шаплыко Е. и Титова Т. применили глиссирование, опираясь на альпенштоки, упали и, не сумев задержаться, покатились по склону, что закончилось падением с водопада. Все это скатывание и падение общей протяженностью около 350 метров привело к их смерти. Следует отметить, что в группе было недостаточно необходимого снаряжения и не была подготовлена к организации спасработ. КСС в своем акте отмечает, что группа имела слабую физическую и техническую подготовку для похода в горах и что МКК подошла формально к рассмотрению похода этой группы. Сама группа к тому же плохо знала район и предстоящие препятствия.

7.6. В мае 1989 года группа туристов из г.Казани совершала пешеходный поход 2 к.сл. в Ошской области. 27 мая она подошла к реке Терс, чтобы затем подняться на перевал Терс. При переправе способом "стенка" всю группу из шести человек потоком воды сбило с ног. Двоим удалось выбраться из воды самостоятельно. Остальные - Аналькова Т.Н., Евдокимова Е.Ю., Тимонина И.В., Чирков О.В. - погибли. КСС отметила: группа не выполнила рекомендации МКК по организации переправы со страховкой, а сама МКК не учла специфики прохождения пешеходного маршрута в горном районе.

7.7. В августе 1989 года группа туристов Херсонского педагогического института совершала пешеходный поход 5 к.сл. по Алтаю (руководитель Тотощенко). 8.08.89 г. группа в 14.00 в хорошую погоду начала подъем на перевал Талдуринский 1Б в Южно-Чуйском хребте. Во время подъема примерно в 16.00 произошел камнепад. Участник Погуляй О.П. получил травму (перелом голени). Ему была оказана медицинская помощь. Несмотря на это группа продолжила подъем, по словам участника Мовенко И.В., с целью доставить пострадавшего в поселок, находящийся в 30 км за перевалом. В результате от следующего камнепада еще один участник, Грабовский Ю.А., получил серьезную черепно-мозговую травму. Группа после этого спустилась назад. Основной причиной НС явился поздний выход на подъем, во второй половине дня. Группа не посчиталась с тем, что этот перевал во второй половине дня известен своей камнепадной опасностью.

Аварии в этих пешеходных походах (замерзание, обморожения, срыв на склоне, камнепад, утопание) аналогичны тем, что встречаются в горном туризме. Типичны и решающие ошибки - отсутствие страховки, поздний выход, движение сразу после длительной непогоды. Нетрудно видеть и сопутствующие ошибки: неподготовленность, незнание района похода и местонахождения препятствий, незнание особенностей препятствий и опасностей гор. Налицо также формальное отношение МКК к своим обязанностям и нарушение "Правил". Возможно, сказывается недостаточная квалификация пешеходных МКК в части знания специфики горной среды.

В описанных семи НС, происшедших в пешеходных походах в горах в течение трех последних лет пострадал 31 человек, из которых 15 погибло и 16 травмировано. При этом 28 человек (14 погибло) пострадало в межсезонье. Для сравнения приведем общегодовые потери пешеходного туризма за те же годы:

1988 год

9.

7.

18;

1989 год

9.

10.

3;

1990 год

10.

11.

4.

То есть, в эти годы было 28 НС, в которых пострадало 53 человека, из которых 28 погибло и 25 травмировано. Сопоставление показывает, что потери в горах у пешеходов составляют по меньшей мере более половины от общих потерь. Эти данные получены в условиях, когда отсутствуют сведения об остальных 21 НС. Возникает убеждение, что отсутствующие данные существенно увеличат долю потерь пешеходов в горах. К такому выводу наталкивают, например, статитстические данные по потерям пешеходного туризма в 1991 году, когда имели место всего ... НС происшедших опять же в горах. В них погибло 2 человека и травмирован 1. Таким образом, статистика свидетельствует, что потери в пешеходном туризме возникают главным образом в горных походах.



Будь на связи

Facebook Delicious StumbleUpon Twitter LinkedIn Reddit

О сайте

Тексты книг о технике туризма, походах, снаряжении, маршрутах, водных путях, горах и пр. Путеводители, карты, туристические справочники и т.д. Активный отдых и туризм за городом и в горах. Cтатьи про снаряжение, путешествия, маршруты.