Изба-читальня - Л.М.Замятин. Скалолазы: спорт и профессия




ОТРЯД «БУРЕВЕСТНИК»

«Летом 1971 года строители Нурекской ГЭС забили тревогу. Геологи обнаружили, что в скальной стене створа на высоте 400 метров над зданием строящейся ГЭС образовалась трещина, которая разрастается. Над стройкой нависает камень размером с трехэтажный дом, весом около 5 тысяч тонн. Люди и здания—в опасности.

Нурек — район сейсмический. Подземные толчки здесь доходят порой до 9—11 баллов. В любой момент скальная глыба может рухнуть вниз.

Можно взорвать «камушек», но тогда летящие вниз осколки неминуемо разрушат строящиеся здания, перекроют транспортный тоннель, по которому непрерывной Цепочкой движутся на насыпную плотину БелАЗы с грунтом. Мощные грузовики, как муравьи, безостановочно циркулируют через плотину, опорожняя свои кузовы. Этот бесконечный поток машин можно остановить за три минуты. Но для того, чтобы запустить его снова после взрыва, потребуется не менее трех недель. Нарушится ритм гигантской стройки. Нет, взрыв невозможен.

Укротили камень скалолазы спецотряда «Буревестник», пристегнув его к монолитной скале «авоськой», сплетенной из тридцатимиллиметрового скального троса...

В Москве на совещании Центрального совета студенческого добровольного спортивного общества «Буревестник» с предложением о создании строительного отряда из сильнейших действующих скалолазов и альпинистов общества для помощи гидростроителям выступил неоднократный чемпион СССР по альпинизму Валентин Божуков. Инициативу эту поддержал ЦК ВЛКСМ.

Выписка из Положения о специальном строительном отряде СДСО «Буревестник»:

«Цели и задачи:

1. Спецотряд альпинистов является эффективной формой политического, трудового и массового воспитания молодежи. В работе отряда отражается стремление спортсменов-альпинистов активно участвовать в решении практических задач коммунистического строительства, проведении агитационно-пропагандистской и спортивно-массовой работы. Деятельность отряда основана на принципах морального кодекса строителя коммунизма и требованиях Устава ВЛКСМ...

2. Спецотряд альпинистов выполняет верхолазно-монтажные работы по укреплению скальных массивов над строительством ГЭС в специфических для гор трудных условиях сооружения высокогорный электростанций.

3. Для обеспечения строительства ГЭС местными кадрами спецотряд альпинистов высокой квалификации проводит работу по подготовке и воспитанию спортсменов-верхолазов из числа строителей ГЭС.

4. Для повышения спортивной квалификации спортсменов-верхолазов спецотряд альпинистов проводит спортивные соревнования, сборы, тренировочные и спортивные восхождения, а также восхождения в зачет чемпионатов СССР и ЦС спортивных обществ по альпинизму.

Состав и руководство:

Организационной основой слецотряда является коллектив альпинистов-скалолазов СДСО «Буревестник», объединенный общим, закрепленным за ним в соответствии с хозяйственными договорами, фронтом строительных работ... Отряд состоит из нескольких производственных бригад, укомплектованных спортсменами высокой квалификации...

Руководство жизнью и деятельностью опецотряда осуществляет штаб, куда входят командир отряда, комиссар, начальник штаба, комсорги бригад, бригадиры, председатель тренерского совета, представители местных комсомольских и строительных организаций.

Штаб утверждается ЦК ВЛКСМ и СДСО «Буревестник»...

Командир и комиссар отряда несут персональную ответственность за морально-политическое состояние, производственную деятельность и безопасность членов отряда. Приказ командира подлежит обязательному исполнению...»

В отряд, вылетевший в Нурек, вошли 36 сильнейших спортсменов «Буревестника»—победители и призеры чемпионатов Советского Союза по спортивному скалолазанию и альпинизму—студенты, преподаватели и научные работники из Ленинпрада, Свердловска, Москвы, Донецка, Алма-Аты.

Душой и организатором отряда был В. Божуков, назначенный командиром. Комиссар и начальник штаба отряда — мастера спорта Андантин Белопухов и Юрий Акопджанян.

Для закрепления «живой» скальной глыбы решено бурить в монолите (коренная порода) шпуры, загонять в них анкера и при их помощи крепить натягиваемые вертикально и горизонтально (крест-накрест) тросы. В точках пересечения тросы необходимо скрепить (зажимковать) специальной скобой с резьбой (жимок).

Конечно, опыта таких работ у спортсменов «Буревестника» не было. Но большинство имело высшее техническое образование. Некоторые члены отряда были знакомы со сваркой и бурением. Поначалу учились у местных скалолазов-монтажников. Работу с перфоратором освоили за пару дней. А в вопросах страховки скалолазы «Буревестника» сами разбирались, прекрасно.

Всем необходимым для производства уникальных работ отряду пришлось обеспечивать себя самому.

Нагрузившись, спортсмены начали делать «челночные» ходки вверх по проложенной ими крутой тропе. Каждый нес в руках по два двадцатикилограммовых анкера. Лишь два здоровяка —Миша Петров и Толя Иванов — умудрялись затаскивать по три анкера сразу. За одну ходку отряд поднимал наверх около 600 килограммов железа. Стояла обычная для Нурека жара, 45 градусов в тени. 15 июня на руках затащили наверх сварочный аппарат в четверть тонны весом, потратив на это весь рабочий день.

Тросы и струбцины для их стяжки сбрасывали сверху с вертолета.

Наконец все необходимое оборудование и материалы доставлены наверх. Для бурения и сварки на отвесах сами сконструировали и изготовили специальное снаряжение—платформы, лесенки, шлямбурные крючья. Проложены, смонтированы и закреплены на скале трубопроводы для подачи сжатого воздуха к отбойным молоткам и бурильным перфораторам. Можно приступить к бурению.

На скальной стене, на отметке 993 метра, загудели перфораторы. Из-за изнуряющей жары решено начинать работу в восемь утра, прерываться в полдень, а с четырех часов дня снова браться за перфораторы и сварочные аппараты. Окончание работы в восемь вечера. Как пригодилась в этих тяжелых условиях спортивная подготовка! Каждый выкладывался полностью, отдавал все, что мог, без остатка. Ударная работа без суббот и выходных. Уставали так, что еле добирались до постели. Но никто не жаловался. Спортивная злость помогала бороться с усталостью...

Основная работа — бурение шпуров на отвесе тяжелыми перфораторами. Нурекская жара выдвинула еще одну проблему—питьевой воды. Пришлось и воду затаскивать наверх вручную. В среднем каждый из тридцати человек, работающих на «камне», выпивал за рабочий день ведро воды. За время операции «Камень» скалолазам «Буревестника» пришлось вручную поднять наверх (вместе с питьевой водой) 83 тонны груза.

На сварочных работах отличился чемпион страны по альпинизму свердловчанин Генрих Волынец. Он работал по 18 часов в сутки!

Во время бурения перфораторы нагревались до 90 градусов. День за днем на раскаленных скалах, на высоте над строящимся зданием ГЭС, тщательно страхуясь с помощью альпинистских веревок, трудились бойцы отряда.

На общем собрании ребята постановили: во что бы то ни стало сдать объект точно в срок, установленный строителями. Невзирая на жару, не считаясь с усталостью, каждый трудился по 12 часов в сутки. Выручала привычка к огромным физическим нагрузкам в альпинизме и скалолазании. Ведь и при восхождении приходится сутками работать до победного конца. Гора не дает поблажек, не считается с усталостью. Только собравшись, мобилизовав все силы, можно победить ее.

Врачу отряда Е. Вяноградскому так и не пришлось применить свои профессиональные навыки — ни одной, даже самой незначительной травмы не было. Ежедневно, сменив белый халат на штормовой костюм, врач поднимался на отвес и наравне со всеми бойцами отряда брал в руки восемнадцатикилограммовый отбойный молоток или двухпудовый перфоратор.

Через 50 дней самоотверженной работы вокруг «камня» оплетена сетка из толстого стального троса. Теперь он не страшен.

16 июля специальная комиссия, зависшая над «камнем» на вертолете, приняла работу отряда «Буревестник» с оценкой «отлично». Оригинальное крепление «камня» было разработано ленинградскими скалолазами Виктором Маркеловым и Геннадием Гавриловым. Великолепным прорабом показал себя алмаатинец В. Смирнов — горный инженер, кандидат в мастера спорта. Отлично справились с бурением свердловчане— мастер спорта и чемпион страны по альпинизму Александр Михайлов, кандидат в мастера спорта по скалолазанию Алексей Лебедихин. Им пришлось бурить трудную скальную породу в самых невероятных условиях: на вертикальной стене, под карнизами, стоя на шаткой платформе, подвешенной над бездной на капроновом репшнуре.

Обуздание нурекского «камня» стало для спортсменов отряда отличной тренировкой. Работу на Нуреке они завершили восхождениями на первенство страны по альпинизму совместно с восходителями-нурекчанами.

На моем столе записка с вершины:

«1 августа 1976 года. 16.00. Группа альпинистов «НурекГЭСстроя» и ЦС СДСО «Буревестник» в составе: Шрамко Г. И.—руководитель, Божуков В. М., Ванин В. В., Гаврилов Г. А., Петров М. В., Маркелов В. В. совершила первовосхождение на первенство страны. Начато восхождение (без четырех дней обработки) 28 июля в 12.00.

До свидания, Ягноб. Завтра летим на Юго-Западный Памир.

Погода испортилась. Пошел снег. Привет вслед идущим. Г. Шрамко».

За победу над Япнобом команда, руководимая начальником скалолазного участка «НурекГЭСстроя» Геннадием Шрамко, в составе двух москвичей (В. Божуков, В. Ванин) и трех ленинградцев (В. Маркелов, Г. Гаврилов, М. Петров) была награждена золотыми медалями чемпионов СССР по альпинизму в техническом классе.

А в октябре в Крыму, на скале Хергиани, в соревнованиях чемпионата СССР по спортивному скалолазанию Виктор Маркелов завоевал золотые медали и в парной гонке, и в индивидуальном лазаний, а в связке со своим другом Геннадием Гавриловым — серебряную. Таким образом, и Маркелов, и Гаврилов в 1971 году выполнили нормы мастеров спорта СССР по скалолазанию и по альпинизму. Напряженная работа на Нуреке не помешала Вите Маркелову сделать золотой «дубль».

На Юго-Западном Памире сборная команда спецотряда «Буревестник» — «НурекГЭСстрой» во главе с В. Божуковым в составе Ю. Акопджаняна, В. Васина (оба—Москва), В. Данилова, В. Лаврушина, Г. Шрамко (все трое—Нурек) совершила высотный траверс пиков Таджикистан, Маркса, Энгельса высшей, «шестой» категории сложности. За это восхождение участники его были награждены золотыми медалями чемпионов СССР по альпинизму в классе траверсов.

И еще одну золотую медаль первенства СССР по альпинизму за победу в высотном классе получили алмаатинские спортсмены из состава спецотряда «Буревестник». Во главе с Ервандом Ильинским они поднялись с севера на труднодоступную тянь-шаньскую вершину Хан-Тенгри по маршруту высшей категории сложности.

Команда спортивного клуба Уральского политехнического института под руководством Александра Михайлова взошла по южной стене на пик Энгельса на Юго-Западном Памире.

В 1972 году спецотряд «Буревестник» снова в Нуреке.

Из дневника члена отряда Олега Космачева:

«Желание увидеть рабочее место и представить будущую работу росло по мере приближения к Нуреку.

И наконец мы в камере основного затвора третьего строительного тоннеля. Для всех нас обстановка новая, необычная. Впечатляют не только грохот, лязг и шипение, наполнявшие камеру, но, в первую очередь ее размеры. Из-под потолка, с высоты 60 метров, даже экскаватор не кажется большим. Все в огромном зале—согнутая арматура, выступающая из железобетонной тверди, тяжелые конструкции, рычание самосвалов — вызывает ощущение мощи.

А тем временем Миша Тимошенко возвращает нас по очереди—всех сразу невозможно из-за шума—к действительности. Оказывается, здесь мы будем царить почти безраздельно, пока не выполним намеченную работу.

Предстоит следующее: с помощью взрывов довести камеру до нужных размеров и форм, покрыть скальные отвесы сетью двухметровых скважин и забетонировать в них анкера, нанести на поверхность скал тонкий слой бетона. Вот и все. После этого в камере можно, не опасаясь падения крупных и мелких кусков породы, начать монтаж затвора.

Обычно такую работу выполняют с помощью мостовых кранов, которые перемещают большую площадку в камере во всех трех измерениях, В нашей камере тоже имеется такой кран. Он стоит под самым потолком, где находится проем, необходимый для ее монтажа. А вот дальше проема двигаться он не может. Вещественное тому доказательство—рваная дыра в чугунной крышке редуктора. Да, кран врезался в железобетонный потолок. И пока ребята будут уменьшать его «рост» до нужной величины, мы займемся работой на отвесах...

В эти дни все наши усилия были сосредоточены на двух стенах вдоль строительного тоннеля. Бурение под взрыв в наших условиях изнурительно. Приходится постоянно изобретать способы «не отлипнуть» от стены, стоя на неудобных маленьких полках, держась за скалы, опираясь или привязываясь к арматуре, вставленной в скважины, иногда просто подвешивая себя и перфоратор на веревках.

В готовые скважины закладывается аммонал, и все они соединяются детонирующим шнуром. В камере остается один взрывник, мы уходим подальше. Гулко разносятся по тоннелям взрывы предупреждения. Сначала один, потом еще два. Затем наступают минуты гнетущего ожидания.

И наконец вот он— взрыв!

Колыхнется земля, поднимется пыль. Сдавлена грудная клетка. Тяжелый, низкий звук закладывает уши. Сила, пролизавшая тебя, своей бесцеремонностью вызывает протест, желание встретить ее достойно. И как бы в насмешку тебя накрывает второй фронт волны. Все повторяется. Потом — отдых. Тихо. Камера настолько заполнилась пылью, что луч прожектора растворяется в ней, не достигнув противоположной стены. Нужно подождать.

Даже неискушенного взгляда достаточно, чтобы понять: обработка плоских стен, стоящих поперек тоннеля, займет основное время. Нам не успеть к сроку без строительной техники, как бы ни напрягались мы в умении висеть и цепляться. Нужно оставить идею подвесной площадки, а кран чем-то заменить. После обсуждения нескольких вариантов решили использовать для размещения лебедок чердак—небольшое пространство между потолком и бетонным сводом, примыкающим к скалам. Трос, поддерживающий люльку, можно будет опускать через скважины, пробуренные в потолке...

Стоило нам отказаться от физически тяжелых и более опасных методов работы, обратиться к услугам механизмов, как начались осложнения с отделом техники безопасности и Госгортехнадзором, требующими, чтобы мы работали... как все. Наконец все сложности позади. К великой нашей радости 26 квадратных метров стали и дерева повисли в камере...

В зависимости от наших возможностей площадка эта именовалась по-разному. Вначале, когда мы обладали только ручной лебедкой на одну тонну, это было что-то несуразное, неподъемное — «летающий танк». Когда появилась пятитонная лебедка с электроприводом, наше отношение к данному предмету стало более жизнерадостным — «танцплощадка». К концу своего пребывания в камере мы назвали ее, как и рабочие-строители, просто — полок. То ли телега с настилом, то ли полка парной. Последнее как нельзя лучше соответствовало условиям работы. Именно с этой площади были креплены основные площади скальной поверхности.

Последней в ряду «летающих аппаратов» была небольшая люлька — приспособление для одного человека. Она тоже закреплялась на чердаке, однако ее можно было перемещать вдоль стен при помощи оттяжек. Она была легкая.

...Ко времени подвески всех площадок у нас были полностью загружены три смены. Фронт работ расширился до такой степени, что останавливала нас только нехватка инструмента и материалов. Наступили дни, которые точно соответствовали названию—ударные. В камере—ни дней, ни ночей—всегда одинаковый свет прожекторов. Смешались дни и ночи и для членов нашего отряда. Не было суббот, не было выходных. Ежедневно через каждые 8 часов кто-то приезжал, кто-то уезжал из нашего лагеря в «штрек». Это короткое словцо прочно укрепилось у нас в обиходе за местом работы,

Три смены — три бригады. Мы встречались на участке транспортного тоннеля, откуда вся камера видна как на ладони. Несколько минут встречи для приходящих—это ожидание ответа на вопрос: «Что сделали?» Для уходящих—это желанное расслабление. Отдых всегда был заслуженным.

Уже не первый год мы оцениваем состояние друг друга как постоянные конкуренты на соревнованиях. По тому, как оперся на перила Сережа Ефимов видно —наработался так, что сегодня ему ничего больше не хочется. Его партнер по двухместной люльке Леша Лебедихин стоит спокойно. Глядя на него со спины, затруднительно определить его состояние. Но глаза выдают сразу — то же, что у Сережи. Эти мелочи отмечаются автоматически. Главное, как всегда, результат. Оказалось, что Сережа и Леша успели сделать за смену в средней люльке то, что никто не успевал. Хорошо сработались, что-то сообразили. Было естественное стремление обойти их, но не удалось. Ну что ж. Любые наши производственные успехи откладываются в единую для всех копилку, составляют общую радость. Личные — отливаются уважением друзей...

Ощутимо проступает на стройке необходимость жесткой организации труда, борьбы с простоями. В нашей смене раньше других понял это Миша Петров. Хороший получился из него бригадир. Наши знакомые — профессионалы—долго здороваются с ним за руку при встрече,

Когда на большой площадке работают четыре перфоратора, бесполезно кричать даже в ухо. Понятны немногие односложные слова. Поэтому нужно четко все видеть, исправлять, предупреждать. Эту задачу и взял на себя Миша Петров. И никто не мог лучше и быстрее выпрямить согнувшуюся штангу, сменить затупившиеся коронки, исправить неполадки в системе подачи воздуха.

Без такой ежеминутной, иногда мелкой, но всеохватывающей инициативы не будет на стройке ничего ударного, кроме отставания. Инициатива обеспечивает успех работы всей смены, без нее иначе бы выглядели рекорды «тихого» чемпиона нашей бригады Лени Назаренко.

В камере идут последние «отделочные» взрывы. Убираются оставшиеся «носы», «персики» и «колонны»— все, что выступает за невидимые границы, доступные взору только маркшейдера Тимохина.

Взрывники—народ серьезный. Дело у них такое, что не допускает безответственности. Сегодня пришел взрывник Витя. В отличие от своих коллег заявил, что все подготовительные работы выполнит лично. Понятно. что уйдет масса времени, пока Витя будет идти от одной скважины к другой. Поэтому с таким сердитым вниманием изучает его Миша Петров.

Тем не менее пришлось привязать взрывника к веревке, за вторую он взялся руками сам. Не альпинисту это кажется всегда надежнее, чем браться за скалы. Витя сделал несколько шагов, а потом мы увидели, как он плавно, маятником удаляется от нас, от того места, где кончилась подвесная лестница, по направлению к центру зала. Конечно, он увидел рваные края скальных обломков, засыпавших дно камеры, в новом, неожиданном ракурсе.

Мы знали, что это не опасно. Хотя действует на психику, как холодный душ на тело: бодрит здорового человека. Только при второй качке удалось вернуть Витю на место. Руки у парня крепкие—ни сантиметра веревки не проскользнуло: хорошая реакция на опасность. Взбудоражен, но смеялся над происшествием искренне — правда, немного позже, когда твердо стоял на ногах. Наверное, сказалась служба на флоте. Уже через несколько минут он доверил нам подготовительные работы: поверил, что вузовское образование дает специалистам представление о последовательном соединении электрической цепи. Взрыв, как и все предыдущие, прошел нормально.

Годы занятий спортом укоренили в нас привычку постоянно оценивать самочувствие. Сейчас диагноз таков: «Нет полного восстановления. Усталость накапливается». Правда, и здесь не обошлось без «исключений», таких, как Витя Пушкарев. Этот «архангельский мужик» мог поспать несколько часов после смены и с попу гной машиной снова поехать в камеру, чтоб посмотреть, как идут дела в других бригадах. Любознательные и несгибаемые люди до сих пор родятся в тех краях.

На работу и с работы мы идем несуетливой, размеренной походкой людей, занятых тяжелым физическим трудом. Но не она — приобретение последнего месяца. Это временное, пройдет. Зато не изгладится в памяти увиденное, понятое — то, что скрывается за короткими. иногда стандартными строчками газетных сообщений. Одно дело слова и символы, другое—события и вещи, которые они обозначают. Одно дело — плакатный крепыш на центральной площади Нуреха, другое—парни, с которыми встречаешься на стройке.

Да, бывает тяжело, физически трудно от неурядиц, случается самое неприятное,— когда усталость начинает заслонять радость простого дня жизни, а повседневность — перспективу. Но все это исчезает в радости завершенного дела, тем более такого грандиозного. Оно скрасит прошлые тяготы.

Профессия строителя особенна в том отношении, что всем доступен результат его труда. И он не может не вызывать восхищения. Целый хребет воздвигается поперек Вахшской долины. Наполняется водохранилище изумительной сине-зеленой влагой. Монтируются могучие установки.

Все это уйдет в будущее, переживет нас. Это будет живая, работающая клетка тех времен, которые нам невозможно представить в деталях. Но уже сейчас можно видеть, как будет клокотать Вахт, покоиться плотина, стоять здание ГЭС.

У строителя радость особая—радость творца. Гигант—их давний знакомый, хорошо известен от первого до последнего колышка, блока, детали. Ясно и спокойно на душе от сознания того, что время и труд были вложены в очень нужное, непреходящее дело...

На одной из планерок обсуждался, в частности, вопрос о работе, выполненной спецотрядом ДСО «Буревестник». Главный инженер Н. Г. Савченко так подвел итог: «Все-таки камеру сделали». Для нас многое стоит за словами «все-таки сделали». И одинаково понятно звучит для всех: «Работа выполнялась в 2—3 раза быстрее обычных темпов».

На строительстве Нурекской ГЭС мы представляли многотысячную армию альпинистов и скалолазов. И мы очень хотели показать, что она готова использовать в труде, когда это потребуется, навыки и умения, приобретенные в спорте».

Сотрудник Института физики высоких энергий алмаатинец Олег Космачев—личность яркая, незаурядная. Ему за сорок, но он поражает своей энергией, активностью, нерастраченностью. Олег—лидер по своей натуре, рыцарь спорта, пример для молодежи. Космачев—мастер спорта по альпинизму и спортивному скалолазанию, чемпион СССР по обоим видам спорта. Мастерский норматив по скалолазанию он выполнил в возрасте 37 лет, хотя многие не без основания считают скалолазание спортом юных. Олег сумел сохранить в себе юность, задор, жажду борьбы. Не случайно его выступления на всесоюзных соревнованиях по скалолазанию никого не оставляют равнодушными. За Олега Космачева всегда болеют азартно, независимо от того, какое место он занял. Как любому из спортсменов, Олегу знакомы не только победы, но и поражения. Одних они могут сломить, других — нет. Космачев — из несгибаемых.

По характеру своему Олег пионер, начинатель. За Нурекской ГЭС последуют работы на Токтогуле и Курпсае в том же спецотряде «Буревестник». Олег—ветеран спецотряда.

В 1979 году Олег приехал в Крым на первенство страны по скалолазанию тренером команды Казахстана. Вместе с отцом спортивную честь республики защищала самая юная участница состязаний — шестнадцатилетняя Наташа Космачева, чемпионка Казахстана среди женщин.

* * *

Некоторые цифры из отчета спецотряда «Буревестник» по работе на Нурекской ГЭСв 1972 году.

«Общая численность отряда . . . . . .32 чел.

Продолжительность рабочего периода . . . . . 29 календ, дней.

Выполнение производственной программы . . . . . . . . 47 тысяч рублей...

Решение штаба спецотряда от 8 июля 1972 года:

1. Объявить благодарность за ударный и самоотверженный труд на Всесоюзной комсомольской ударной стройке следующим членам отряда: Пушкареву В. М., Петрову М. В., Сиреченко А. Г., Лебедихину А. Е., Кратовичу Л. Ф., Космачеву О. С., Яковлеву Л. Д., Ефимову С. Б., Назаренко А., Галянину А.

2. Начальнику сбора Ванину В. В. и составу сбора приступить к выполнению спортивной части сбора в соответствии с планами работы отряда.

Начальник отряда В. Божуков, начальник штаба Ю. Акопджанян».

После окончания работ на Нурекской ГЭС команда альпинистов «Буревестник» — «Нурекгэсстрой» совершила восхождение высшей, «шестой» категории трудности на пик ОГПУ по северо-западной стене. С. Ефимов, Д. Лебедихин, В. Пушкарев, М. Самойлин и В. Яковлев были награждены за это бронзовыми медалями первенства СССР по альпинизму в классе высотно-технических восхождений.

1974 год. Выписка из постановления президиума ЦС СДСО «Буревестник» о направлении специального отряда альпинистов-скалолазов на ударные стройки ЦК ВЛКСМ (Красноярская и Токтогульская ГЭС):

«1. Принять предложение ЦК ВЛКСМ, «НарынГЭСстрой» и Красноярской ГЭС о направлении на стройки отряда опытных альпинистов-скалолазов для выполнения специальных работ, связанных с обеспечением безопасности строительства.

2. В порядке оказания помощи строительству Токтогульской и Красноярской ГЭС сформировать и направить в поселок Кара-Куль и г. Дивногорск на срок с 1 июня по 10 июля с. г. специальный отряд альпинистов-скалолазов в количестве 60 чел. (20 чел.—в Дивногорск, 40 чел.—в Кара-Куль).

3. После окончания работ провести учебно-тренировочные сборы с целью повышения спортивной квалификации и участия в чемпионате СССР по альпинизму».

В киргизскую часть отряда вошли москвичи, свердловчане, алмаатинцы и ленинградцы. Вместе с работниками управления основных сооружений Токтогульской ГЭС бойцы отряда занимаются оборкой и очисткой скал в районе створа плотины, сооружением трапов к водосборному тоннелю.

То и дело приходится сталкиваться с непредвиденными трудностями; не работают перфораторы, нет сжатого воздуха, над головами постоянно нависают «живые» камни.

До пуска первого гидроагрегата Токтогульской ГЭС остается 95 дней. Но электрики не готовы к переброске энергии Нарына к потребителю. Основной потребитель—Андижанская область—находится за Ферганским хребтом.

Бойцы спецотряда «Буревестников составе механизированной колонны МК-38 устанавливают в горах опоры ЛЭП-500, которая должна соединить Токтогул с Андижаном. Линия электропередачи пересекает отроги Ферганского хребта на высоте 3500 метров. Ни дорог, ни троп в этих горах нет.

Вначале—подготовка площадок под опоры. Донимает жара. Работать можно только в утренние, вечерние часы. Цемент, арматуру, инструменты и даже опалубку приходится затаскивать наверх на собственных плечах.

В наиболее трудных местах устанавливать опоры помогает вертолет. Спортсмены трудятся самоотверженно. Хотя народ в отряде подобрался крепкий, бывалый, выдержать ежедневную десятичасовую работу под палящими лучами азиатского солнца до конца удается не каждому.

Затем следует работа на новой, Курпсайской ГЭС (в 30 километрах от Токтогула). Скалолазы «Буревестника» на Курпсае прокладывают на крутых скальных склонах тропы для рабочих, занимаются переноской линии электропередачи из района створа будущей плотины.

Как всегда, закончив работу на гидростанции, альпинисты отряда отправляются в экспедицию. Совершив двенадцатикилометровый труднейший высотный траверс от пика Калинина до пика Коммунизма, команда «Буревестника» в составе В. Божукова, В. Ванина, Е. Виноградского, О. Космачева, В. Надбах-Киедессы и В. Неворотина завоевывает золотые медали чемпионов страны по альпинизму в классе траверсов.

А за восхождение по юго-восточной стене на памирский пик Россия альпинисты «Буревестника» получают бронзовые медали в высотном классе.

На Красноярскую ГЭС прибыл спецотряд скалолазов «Буревестник» под руководством ленинградца Михаила Петрова. В составе отряда представители Ленинграда, Москвы, Томска и Свердловска. Одной из проблем, которую помогли решить строителям спортсмены «Буревестника», была защита распредустройства от падающих сверху камней.

Скалы, нависающие над ним, начали осыпаться. Камни постоянно разбивали фарфоровые изоляторы. Необходимо было обезопасить склон без выключения распредустройства. Скалолазы «Буревестника» уже имели некоторый опыт борьбы со скалами, приобретенный на Нуреке. Они предложили навесить на скалу специальную защитную штору высотой 8 метров и шириной 100 метров. Поначалу строители отнеслись к этой идее скептически. К изумлению строителей наша штора спасла распредустройство. Мы свалили сверху 2500 кубометров породы, которая заполнила весь «карман» между скалой и бетонной стеной. При этом мы не разбили ни одного изолятора,— рассказал мне руководитель работ ленинградский физик Михаил Петров.

Летом 1974 года на Токтогульской ГЭС состоялись первые всесоюзные соревнования скалолазов-монтажников, посвященные памяти гидростроителя и спортсмена, чемпиона страны по альпинизму Владимира Данилова...

— Нельзя забыть о Володе Данилове, если говоришь о спецотряде «Буревестник». Это будет несправедливо,— говорили мне алмаатинец Олег Космачев, москвич Юрий Акопджанян и многие другие,

Данилов занимался проблемой цементации. Первой гидростанцией, на которой выпускник МЭИ Владимир Данилов встретился с цементационными работами, была Братская ГЭС. Затем последовала Мамаканская ГЭС на реке Витим. С 1965 года Данилов—руководитель цементационных работ на строительстве Нурекской ГЭС.

Неутомимый энтузиаст, человек творческий, увлекающийся, Данилов вместе со своими единомышленниками создал принципиально новую систему цементации, значительно сократившую расходы цемента, затраты на транспорт и ускорившую работу в пять-шесть раз. Он не стал защищать диссертацию, как многие поступили бы на его месте. Данилову не хватало времени—новые стройки звали его.

Всегда сочетавший работу и спорт, мастер спорта и трижды чемпион СССР по альпинизму, Владимир Данилов любил, когда спорт приносил какие-то практические результаты.

Но при всей любви к спорту творческая работа была для Володи главным делом. Когда потребовала работа, он оставил альпинизм, месяцами спал по четыре часа в сутки. Работал сверхурочно, без всякого отдыха, увлекая своим примером других.

Безнадежно отстают работы по цементации скал в створе Токтогульской ГЭС. Данилов переезжает из Нурека в Токтогул. При сбросе воды из строительных тоннелей, не дожидаясь, пока вода уйдет полностью, он первым нырял в тоннель и осматривал трещины. Время—деньги! Постоянно в сырости, в холоде. Данилов не щадил себя, считал, что его закаленный организм справится с любыми трудностями...

— Таких людей в жизни встречаешь редко,— волнуясь, рассказывал мне Юра Акопджанян.—Человек он был очень добрый, широкой души, тактичный, умный. На работе «горел». Три года помогал он нам в организации стройотряда. Его квартира в Нуреке была штабом спецотряда «Буревестник» и спортивной экспедиции.

Нурекчанин Олег Капитанов:

— Володя Данилов был талантливым инженером. Работал зверски до трех-четырех ночи. Наш альпклуб «Норак»—его детище. Он—организатор, его идея.

Данилов был первопроходцем. Люди, знавшие его близко, утверждают, что это был «человек без отрицательных черт». Он создавал вокруг себя некое силовое поле дружбы, творчества, самоотдачи.

У многих, с кем я разговаривал о Данилове, наворачивались слезы на глаза, хотя люди это были крепкие, отнюдь не сентиментальные...

Из воспоминаний Юрия Акопджаняна:

— Мы с Володей Даниловым - заместителем главного инженера «Таджикгидроспецстроя» Нурекской ГЭС—сидим у палатки на Юго-Западном Памире, под пиком Энгельса. Любуемся вершиной. Володя, первым прерывает молчание: «Когда я попадаю в горы и вижу всю эту красоту, дышу кристальным воздухом, топчу несметные богатства, скрытые в породах, я думаю: не зря испытываем мы здесь свою силу и ловкость, не зря раскачиваемся на веревках над километровыми безднами. За нами придут люди. Горы будут служить им, работать на них. И первыми придут гидростроители со своими помощниками—альпинистами. Они пробьют тоннели, построят дороги, подъемники...» Мы смотрим на ажурный гребень пика Энгельса, на стену, обрывающуюся тремя мощными бастионами. Я понимаю его. Каждый раз эти мысли приходят перед новым поединком, когда сам ты кажешься себе еле заметной точкой рядом с мощным седым исполином и знаешь, что отдашь все силы борьбе, чтобы еще раз испытать на вершине совершенно неизъяснимое чувство при виде поверженного гиганта...

После гибели Данилова в 1974 году учредили «Мемориал Владимира Данилова» — всесоюзные соревнования скалолазов-гидростроителей.

Состязания эти необычны. Вначале скалолазы соревнуются в профессиональном мастерстве. В полном снаряжении—с перфоратором, сварочным оборудованием, шлангом—они должны подняться по крутому скальному склону, пробурить шпуры и установить анкера. И все это под строгими взглядами судейской коллегии.

Затем участники команд соревнуются в спортивном скалолазании.

Эти соревнования проводятся теперь ежегодно.

* * *

В мае 1975 года на Саяно-Шушенскую ГЭС вылетел отряд из двадцати трех спортсменов ленинградского «Буревестника» во главе с Михаилом Петровым и Леонидом Кратовичем. В составе отряда три девушки: чемпионки СССР по скалолазанию, мастера спорта Нина Новикова и Вера Выдрик, чемпионка Ленинграда Галина Саганенко.

Из дневника Галины Саганенко:

«...Летим на Саяно-Шушенскую ГЭС. Последний перелет из Красноярска до поселка гидростроителей Означенное. Под нами — Красноярское море, настолько необъятное, что кто-то даже заявляет, что это Байкал. Потом пошли полосатые хакасские степи. Показалось предгорье. Посадка. И вот мы на будущей Саяно-Шушенской ГЭС...

Все началось с посещения «Ленгидропроекта». Зная, что этот институт участвует в проектировании и осуществляет авторский надзор за строительством электростанций, мы обратились к дирекции института с предложением помочь в работе на особо опасных, трудных склонах. Нас поддержали и направили на строительство Саяно-Шушенской ГЭС. Здесь мы должны будем обеспечить безопасность склонов над створом плотины.

Наш отряд состоит из альпинистов и скалолазов высокой квалификации, мастеров спорта, чемпионов страны...

Два-три дня необременительной жизни: осваиваем четырехкомнатную квартиру, проходим медосмотр, оформляем документы, получаем снаряжение. Дышим удивительным воздухом, любуемся необыкновенно мягким ландшафтом, стремительным Енисеем...

Начались трудные будни. Подъем в шесть утра. Зарядка—Енисей—завтрак—снаряжение — автомашина. И склон—правобережная врезка. Сюда одним своим концом упрется потом арка плотины. А пока склон оголен и представляет большую опасность для работающих внизу, в котловане: неустойчивые камни могут пойти на них. Фронт работ ясен: три тяжелые сетки-ловушки для таких вот «метеоритов». Общая протяженность сеток— 300 метров.

Дорога, глубоко заходя в соседнее ущелье, поднимается на отметку 240 метров. Отсюда и начинаем освоение склона. Первый этап—очистка склона: остановлена работа в котловане, «живые» камни сбрасываются вниз.

Начинаем налаживать канатную дорогу. По ней на тросе будут спускаться вниз перфораторы, анкера, сетки, двухсоткилограммовая бурильная установка.

В бригаде бурильщиков три человека: Георгий Калихевич, Василий Александров, Леонид Падва. В каменном склоне предстоит пробурить около тысячи шпуров. Двухпудовый перфоратор хорошо потренирует руки, это пригодится ребятам в горах после стройки.

Александр Даровских, скромнейший человек, уникальный специалист: он единственный сварщик в нашем отряде. На него одного ложится эта емкая и ответственная работа.

Немногословный Игорь Коротко—ответственный за материальное обеспечение всего фронта работ. Многочисленные склады строительства выполняют его заявки. Важно, чтобы все поступало вовремя, не задерживало работу.

В распоряжение отряда дан грузовичок. Ранним утром шофер дядя Миша увозит на склон скалолазов-монтажников (так мы теперь называемся). Каждый знает свою сегодняшнюю роль—командир отряда Михаил Петров зачитывает приказ с вечера. Основной наш принцип—все в общий котел: опыт, силу, сноровку, настроение. Все работают с полной отдачей.

Чтобы не тратить лишнего времени, обедаем тут же, на склоне. Грузовик на некоторое время поступает в распоряжение девушек.

На склоне у нас самая нетрудоёмкая работа: сигнализация, жимкование тросов. Но главное наше дело— кухня. Везем обед ребятам. Спасать его во время езды машин по серпантинам—занятие довольно трудное и, конечно, ответственное. Требуется альпинистская сноровка и ловкость. С ведром горячего борща при доставке его на 200-метровую отметку склона может справиться лишь Петров, Со всем остальным управляемся мы. Грязные, насквозь пропыленные ребята выглядят страшно юными для этого сурового рабочего фона. Смазка с тросов и сеток щедро лежит не только на их руках, но и на лицах. Обедом народ доволен, ест с удовольствием, нахваливает. И, конечно, пьют. Очень жарко. Хочется пить, пить, пить...

Работа заметно продвигается. Склон над котлованом перегораживает одна сетка, другая... Начальник строительства то и дело поднимается к нам, чтобы посмотреть, все ли в порядке у ленинградских альпинистов.

Внизу под нами—котлован. Почти до нашего уровня поднимается знаменитый подъемный кран КБГС, который мы часто видим в телепередачах о ГЭС. Далеко внизу трудятся БелАЗы, с нашей высоты они кажутся игрушечными, а люди—движущимися точками. И дальше в проране бурлит Енисей. Прямо на нас смотрит скала левобережной врезки. В ее нижней части работают взрывники в паре с экскаваторщиками.

Удивительное зрелище—взрыв скалы на противоположном склоне. Процедура подготовки к взрыву тщательно отработана и выполняется неукоснительно. За час до взрыва прекращаются работы, отводится вся техника. Строители покидают котлован. Сигнальная желтая ракета—за 10 минут до взрыва, сигнальная красная ракета и... взрыв! Стремительно вырываются языки пламени, мгновенно растет облако камней. И только после этого доносится грохот. Наши мальчики с фотоаппаратами наготове—такое стоит запечатлеть. Наконец отбой—зеленая ракета. Котлован потихоньку оживает...

Нас манит Шушенское. В выходной день садимся на теплоход, отправляющийся вниз. Остановки с необычными названиями: Сизая, Очуры, Каптырево. Через три с половиной часа—Шушенское. С благоговением осматриваем мемориальный комплекс. Народу сюда приезжает много. Каждому хочется своими глазами увидеть места, где отбывал ссылку Владимир Ильич, послушать рассказ экскурсовода. Шушенское—с любовью ухоженный поселок, с современными гостиницами, магазинами. Местные жители гордятся его прошлым...

Снова работа на ГЭС. Лето—в полном разгаре. Временами—необычайная жара. Кажется, что солнце стоит только над нашим склоном. Страшно хочется пить. Делаем большие перерывы на время жары и выходим во вторую смену...

Свободный день посвящаем изучению окрестностей строительства. Отправляемся на Черемушкинский перевал—это хорошая тренировка. Вот он, сиреневый край багульника — огромные кусты на перевале и там, по другую сторону. «Где-то на сопках багульник цветет, пихты вонзаются в небо»,—все как в песне. Дымка. Вечереет. Ослепительные жарки на длиннющих ножках. И необъятная панорама. Открылся Борус—самая высокая точка района...

У нас обязательны зарядка и вечерняя тренировка. Для тех, кто после стройки собирается в горы, лучшей тренировки, чем сама работа, не придумать. Скалолазам требуется больше легкости и скорости. У нас больше времени, чем у парней. Мы регулярно занимаемся на стадионе, бегаем кроссы по окрестным дорогам.

Бойцы нашего отряда—сложившиеся, зрелые люди, почти все уже получили высшее образование. Опыт работы на стройке каждому дает многое. Трудности сплотили нас. И те ребята, что поначалу не имели четких представлений, связанных с ответственностью и максимальной отдачей в работе, мужают, становятся надежными партнерами в любом деле.

Работа подходит к концу. Все три запланированные сетки преградили путь камням. Демонтируем оборудование. Сдаем снаряжение. Наконец—все. Правление стройки объявляет нам благодарность. Начальник управления приглашает нас на следующий год.

Быстро пролетел месяц работы. Грустно, что пора уезжать. Впереди много интересного. Но Саяно-Шушен-екая ГЭС не забудется никогда...»

Приказ № 206 по управлению строительства Саяно-Шушенской ГЭС от 27 июля 1975 года:

«Специальный строительный отряд альпинистов-скалолазов ОК ВЛКСМ г. Ленинграда проделал большую работу по обеспечению безопасности производства работ над пятым ярусом правобережной врезки плотины.

За проявленное трудолюбие, активную и умелую работу приказываю:

Объявить благодарность командиру отряда Петрову М. В., комиссару отряда Кратовичу Л. Ф., бойцам отряда:

1. Новикову В. А.
2. Петренко В. К.
3. Коваль С. Л.
4. Саганенко Г. И.
5. Александрову В. К.

Начальник управления строительства Саяно-Шушенской ГЭС С. И. Садовский».

С Саяно-Шушенской ГЭС одни спортсмены отряда уезжают в горы—на Памир и Кавказ, другие—в Красноярск, на первенство СССР по скалолазанию. В Красноярске Нина Новикова станет чемпионкой страны в индивидуальном лазаний, а Вера Выдрик—абсолютной чемпионкой СССР в сумме многоборья.

Еще два года подряд (1976 и 1977) на Саяно-Шушенской ГЭС работал ленинградский спецотряд «Буревестник» во главе с Михаилом Петровым. В 1976 году 32 ленинградских спортсмена «зашивали» металлической сеткой скалы левобережной врезки. За месяц скалолазы-монтажники отряда навесили 20000 квадратных метров сетки (общий вес ее 70 тонн), пробурили шпуров и забили анкеров 1500 штук, использовав для закрепления сетки около 6 километров троса. Почти каждый из них налазил по скале до 10 километров.

В 1977 году ленинградцы, работая двумя сменами по 25 человек, очищали скальные склоны над плотиной и устанавливали на них камнезащитные ловушки. Кроме того, они обрушивали с помощью взрывов нависающие непрочные каменные глыбы.

Вот что рассказал об этих работах их руководитель Михаил Петров:

— Над зданием ГЭС нависал камень размером 18Х10Х5 метров. Проект взрыва предусматривал бурение 800 шпуров метровой глубины. Тремя перфораторами на вертикальной стене, в висячем положении, мы бурили бы эти 800 шпуров 3 месяца. Местные скалолазы-монтажники бурить на вертикальных стенах отказались. Лишь мы могли справиться с такой работой. Но 3 месяца...

Я залез на этот камень. Осмотрел его. Решил, что можно ограничиться всего 18 шпурами, но бурить их надо в определенных местах. Наша бригада из 10 человек работала на этом камне 15 дней. Рванули. Камень обрушился.

На отвесных скалах левобережной врезки бурить приходилось вдвоем. Я вишу на веревке, на плечах у меня сидит человек. Или я давлю на перфоратор, а напарник давит мне в спину, прижимая к скале. Иначе отбрасывает. Сжатый воздух вращает и ударяет одновременно штангу (так называется бур). При углублении в скалу штанги приходится менять, увеличивая их длину. За рабочий день мне удалось выбурить на отвесе 10 шпуров...

Два огромных скальных массива высотой более 250 метров—справа и слева от плотины. В этих каменных откосах скалолазы отряда пробурили ручными перфораторами более километра шпуров. На левом берегу ленинградцы очистили от «живых» камней склон площадью 52 тысячи квадратных метров, установили 5 тросовосетчатых ловушек для камней. На скалах правого берега сооружена ловушка длиной более 6 метров, выполнены другие работы. Ответственнейшим делом—подготовкой скал к взрывам—занимались Миша Петров, Женя Лобачев и Леня Кратович.

Всего было обрушено около 1500 кубометров камней, натянуто более 5 километров стальных тросов, навешено более 20 тысяч квадратных метров металлической сетки. Для производства всех буровых работ пришлось проложить по вертикали свыше 300 метров стальных труб воздуховода.

Таковы сухие цифры отчета. За два летних месяца бойцы отряда произвели работ более чем на 170 тысяч рублей, в три с лишним раза превысив цифру, предусмотренную договором.

В Нурек на соревнования по профессиональному мастерству, посвященные памяти Владимира Данилова, отправляется команда скалолазов спецотряда «Буревестник». В нее вошли В. Александров, Н. Бураго, Е. Лобачев. «Буревестник» занял почетное третье место.

* * *

На скалистом берегу Енисея, над створом Саяно-Шушенской ГЭС, парит миниатюрный парусник — точная копия со шпиля Адмиралтейства в Ленинграде. Этот памятный знак сварен из металла и установлен умельцами спецотряда «Буревестник».

Работы отряда приняты руководством «Красноярск-ГЭСстроя» с оценкой «хорошо». Прощание с Енисеем я радостное, и грустное. В создание грандиозной сибирской плотины ленинградские скалолазы внесли частицу и своего труда.

<< Назад   Далее >>


Вернуться: Л.М.Замятин. Скалолазы: спорт и профессия


Будь на связи

Facebook Delicious StumbleUpon Twitter LinkedIn Reddit

О сайте

Тексты книг о технике туризма, походах, снаряжении, маршрутах, водных путях, горах и пр. Путеводители, карты, туристические справочники и т.д. Активный отдых и туризм за городом и в горах. Cтатьи про снаряжение, путешествия, маршруты.